Пропасть между зарплатами учителей и врачей

Полная информация в статье на тему: "Пропасть между зарплатами учителей и врачей" с объяснением от специалистов. По всем вопросам обращайтесь к дежурному специалисту.

Почему у врачей и учителей зарплаты отличаются в разы?

Михаил Щапов, член Комитета ГД по бюджету и налогам

Самый высокий уровень зарплат на Чукотке (187 тыс. у врачей и 94 тыс. у учителей). А врачи Алтайского края должны жить на 12 тыс. в месяц, учителя Дагестана – на 20. Разница огромная!

Напомню, что президент поставил цель довести зарплату учителей до уровня средней по региону, у врачей вознаграждение должно быть в 2 раза больше. Если верить статистике Росстата, эта цель достигается. Вопрос – какими методами?

Например, учитель должен получать средние для региона 37 тыс. Из чего они складываются? В основу зарплаты кладётся оклад в 8 тыс. К нему прибавляются коэффициенты за категорию и нагрузку. Получается 12 тыс. Плюс компенсационные надбавки за проверку тетрадей, классное руководст­во и т. д. – зарплата вырастает до 21 тыс. У тех, кто готов работать на износ, есть возможность получить ещё и стимулирующие надбавки (участие в ЕГЭ, организация экскурсий, победы учеников на олимпиадах и т. д.). В результате у того, кто просто честно делает свою работу, зарплата так и останется 21 тыс., а у того, кто вкалывает за пятерых, наберётся в районе 50 тыс. А средняя получится – те самые 37 тыс. из отчётов Росстата. У врачей похожая история.

Вся эта система приводит, во-первых, к диспропорции в зарплатах между регионами. В богатых нефтью и газом она выше среднероссийской в разы: там выше зар­платы и, соответственно, надбавки. Есть разница в зарплатах и внутри региона. Например, в отдалённых районах в малокомплектных школах учеников человек 30, и, как ни крутись, больше 30 тетрадей не проверишь, там нет музеев, чтобы сходить на экскурсию. В итоге учителя там порой не зарабатывают и 20 тыс.

Надо полностью сменить подход к оплате работы бюджетников – основной частью в ней должен стать фиксированный оклад. Надбавки же пусть выплачиваются тем, кто готов работать больше. Да, это потребует увеличения бюджетных расходов минимум в 2 раза. Деньги изыскать можно, если, например, ввести прогрессивную ставку налога на доходы физлиц или отменить многочисленные льготы экспортёрам сырья. Уже две эти меры дадут до 2–3 трлн руб. в год.

На первое место в мире сейчас выходят качество образования, рост продолжительности жизни людей, их здоровье. Если мы отстанем в этих вопросах, то окажемся на обочине мировой экономики. Поэтому изменение подходов к финансированию бюджетной сферы становится одним из условий выживания в будущем.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Получают мало, потому что «мало работают»: Чиновник из Чувашии попенял учителям и врачам за низкие зарплаты

Едва успел утихнуть скандал с волгоградским депутатом Гасаном Набиевым, оскорбившим малоимущих пенсионеров, как его коллега из Чувашии Юрий Васильев спровоцировал новый взрыв общественного негодования. На сей раз героями депутатских неосторожных высказываний оказались учителя и врачи. По мнению Васильева, получают хорошие зарплаты порядочные, добросовестные и трудолюбивые педагоги и медики, а кто этим критериям не соответствуют, те и жалуются на низкие доходы.

Рассуждать о зарплатах той категории бюджетников, которую чаще остальных приводят в пример несправедливо низкой оплаты труда, глава администрации главы Чувашии взялся на внеочередной сессии республиканского Госсовета.

Комментируя небольшие зарплаты некоторых учителей и врачей, Юрий Васильев заявил: мол, те, кто добросовестно и много работают — и получают достойно. А вот жалующиеся на недостаточные заработки виноваты сами — не входят в число работников, которые не ленятся, а также порядочны и добросовестны.

«На самом деле, есть учителя, которые получают мало, но они мало работают, — сказал Васильев. — Порядочные, добросовестные, трудолюбивые, нагруженные учителя и врачи получают достойную зарплату».

Ранее с подобным заявлением выступил и волгоградский депутат, после чего ему пришлось извиняться. Гасан Набиев говорил, что низкие пенсии получают те, кто и не работал вовсе. С тезисом не согласились ни жители региона, ни коллеги. Впрочем, были и исключения из правил.

В случае с чувашским чиновников было продолжение. Ему возразили коллеги, пишет «Наша Версия». Васильеву напомнили, что, согласно майским указам президента РФ Владимира Путина, з арплата медиков и педагогов зависит от средней по региону и должна быть не ниже чем 200 процентов от этой величины. Для Чувашии эта цифра составляет около 52 тысяч рублей. Но таких зарплат в республике у большинства рядовых специалистов нет.

Почему врачам и учителям никак не поднимут зарплаты?

Почему регионам не хватает сил выполнять майские указы президента и платить бюджетникам достойные зарплаты?

Михаил Щапов, член Комитета ГД по бюджету и налогам:

— Когда в мае 2012 г. появились указы президента, было понятно, что их можно выполнить только с напряжением всех сил бюджетной системы. Цели указов были благородны и стратегически верны: довести зарплаты бюджетников до нормального уровня. К тому времени уже два десятилетия российские врачи, учителя, работники культуры прозябали в нищете. Во многих регионах разница между зарплатой учителя и средней зарплатой по региону могла быть и в 3, и в 4 раза. Средств на резкое увеличение доходов у регионов не было, поэтому им была выделена поддержка из федерального бюджета.

Есть и другая проблема: до указанного уровня зарплаты «догоняли» за счёт стимулирующих и компенсирующих надбавок. Система их начисления непрозрачна и вызывает массу претензий у коллективов.

В 2018 г. появились новый майский указ, нацпроекты, и правительство как будто совсем забыло об указах 2012 г. Например, в 2018 г. три десятка регионов не выдерживали заявленный этими указами уровень зарплат для врачей. В бюджете на 2020 г. по большинству регионов не достигаются показатели по зарплатам для бюджетников. А ведь указы 2012 г. никто не отменял! Но перегруженные обязательствами регионы уже просто не в состоянии достигать поставленных целей, а помощи от федерального центра почти нет. А с 2019 г. уровень зарплат может начать всё больше отставать от средних по региону — их просто перестают индексировать. Ситуация угрожающая!

Мы по-прежнему считаем, что при сохранении целей майских указов должен быть изменён сам подход к финансированию зарплат бюджетников. Надо увеличить базовые ставки минимум до двух МРОТ, установленных в регионах. Удвоить финансирование образования и здравоохранения из федерального бюджета, облегчив таким образом нагрузку на регионы, поменять всю систему ФФОМС, убрать оттуда ненужных посредников. Есть и немало других предложений. Главное — федеральное правительство должно перестать сгружать на регионы проблемы людей. Наши граждане живут в одной стране, а значит, их проблемами должны заниматься все уровни и все ветви власти.

Читайте так же:  Как делится наследство

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Массовые увольнения врачей, низкие зарплаты: Почему медицину в России лихорадит

За последние месяцы медицинское сообщество несколько раз сотрясли серьёзные скандалы, связанные с нарушением прав врачей и медперсонала. По стране прокатилась волна забастовок медработников, недовольных откровенно низкими зарплатами и тяжёлыми условиями труда. Откуда взялись эти проблемы?

Буквально несколько дней назад стало известно, что в Россию прилетела молодая мама из США вместе с шестилетней дочкой, чтобы ребёнку была сделана редкая и сложная операция по удалению врождённого родимого пятна на лице. Этот случай стал поводом для гордости, ведь, как оказалось, американские врачи не могут провести такую сложную операцию или не гарантируют результат. В России же такие операции уже проводились и с неизменным успехом.

Однако на самом деле в отечественной медицине огромное количество проблем. На один случай с уникальной операцией сейчас приходятся десятки забастовок и массовые увольнения врачей. Медицинские работники повально жалуются на нарушение их прав: низкие зарплаты, необходимость работать в несколько смен, штрафы, тяжёлые условия труда и произвол начальства.

При этом формула «врач — спаситель жизни» никуда не делась. Наше здоровье и здоровье наших детей по-прежнему зависит от медработников и общего состояния медицины. Конечно, не секрет, что большие очереди или невозможность бесплатно получить важную медицинскую услугу — хронические проблемы многих медучреждений, однако с ними всё же пытаются бороться.

Примечательно также и то, что чем дальше больница расположена от крупного города, например, если это медучреждение в моногороде или небольшом селе, тем хуже там обстоят дела с медпомощью, зарплатами врачей или условиями их труда. Где же была совершена и совершается та ошибка, которая не позволяет врачам трудиться за достойную зарплату, и почему в стране такое расхождение между красивыми цифрами о среднем доходе медработников и реальностью?

Лихорадка имени Блохина

В начале сентября большой врачебный скандал произошёл в одном из крупнейших российских онкологических центров — детской клинике им. Блохина. Достоянием общественности стал факт массового увольнения сотрудников больницы после прихода нового руководителя — Светланы Варфоломеевой. Тогда врачи написали открытое письмо в Минздрав России и попросили министерство разобраться в ситуации.

Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Сотрудники клиники пожаловались на резкое снижение уровня зарплат, которое происходило в принудительном порядке: к врачам, по их словам, придирались, объявляли им выговоры, штрафовали. Некоторые врачи получили зарплату меньше 20 тыс. рублей, в ряде случаев — в размере 10 тыс. рублей. Отметим, что речь идёт о врачах-онкологах, стоящих в авангарде борьбы с раком, причём у одной из самых незащищённых групп граждан — детей.

При этом руководство клиники опровергло увольнение сотрудников, хоть и подтвердило, что снижение зарплат всё-таки было. По версии начальства, ряд медсестёр получили меньше 20 тыс. рублей, а врачи-онкологи — менее 40 тыс. рублей, хотя работы у них, конечно, меньше не стало. В медицинском центре также отметили, что никто из сотрудников не уволен, а речь идёт якобы о снижении так называемых стимулирующих выплат.

Однако интересно другое. После начала этой «лихорадки» в медицинском центре прошла проверка, организованная Генпрокуратурой. В ходе мероприятий были выявлены нарушения в деятельности центра, а именно — использование оборудования учреждения для оказания платных медицинских услуг через подставное юридическое лицо. Материалы проверки были переданы в Следственный комитет России. Вероятно, руководство клиники было всецело в курсе происходящего, организовав при этом заработок для больницы на казённом оборудовании.

Архангельский прецедент

Гораздо более жёсткая история произошла с врачами в Архангельской области. Сотрудники скорой помощи в городе Няндома пожаловались на ужасающие условия труда и разместили в интернете фотографии гнилых матрасов, на которых врачам и водителям приходится отдыхать в перерывах между выездами. Эти снимки тогда произвели эффект разорвавшейся бомбы.

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Водитель скорой помощи заявил о давнем конфликте между сотрудниками и главврачом, которая, в свою очередь, обвинила врачей и медперсонал в клевете. Сотрудники также рассказали, что неоднократно подавали иски в суд на главврача, причём выигрывали эти процессы, однако руководитель всякий раз подавала апелляции. После начала конфликта, по словам сотрудников, им выделили три раскладушки.

Начиналось всё с малого. Сначала нам не выдавали запчастей и инструментов, чтобы ремонтировать. От нас, например, требовали ремонт двигателя, а платили всего 600 рублей, как за текущий ремонт. Нас всё время не слушали и не воспринимали всерьёз. Но я, например, не автослесарь, поэтому приходилось в свои выходные делать ремонт. Потом дело дошло до того, что нас стали обвинять в воровстве бензина. Мы начали обращаться в суды, и мы их выигрывали, но главврач подавала на обжалование,

— рассказал водитель порталу Life.ru.

В целом жалобы сводились к тому, что руководство совершенно не уважает своих сотрудников. Даже после того, как история стала достоянием общественности, начальство только усилило борьбу с подчинёнными вместо того, чтобы принять меры.

Главврач обвинила сотрудников во лжи. По её версии, фотографии гнилых матрасов появились после того, как она уличила водителей в краже бензина и запретила им это делать. Теперь главврач подала на своих подчинённых два заявления: за воровство бензина и за клевету.

Хронические проблемы

Конечно, оба случая с конфликтами в больницах — частные. Но они спровоцировали целую волну возмущения врачей по всей стране. При желании можно найти множество примеров, когда медработники жалуются на очень большое количество работы при низких зарплатах, а также на произвол со стороны руководства.

Возникает вопрос: как же на это смотрят чиновники региональных министерств здравоохранения? Чаще всего они могут вообще не знать, как обстоят дела. Нередко руководство той или иной больницы переписывает персонал из медицинского в административный, и тогда в финансовых документах получаются красивые цифры для вышестоящего начальства. А крайними оказываются врачи, которые проходят по документам как уборщицы, а на деле выполняют за гроши всё ту же профессиональную работу.

В беседе с Царьградом о наличии таких проблем рассказала медсестра одной из муниципальных больниц в Тульской области. Она отметила, например, огромный дефицит кадров в своей больнице и обратила внимание на то, что даже при желании многие врачи просто не станут работать за низкую зарплату при повышенных нагрузках.

Например, есть такая должность — инструктор ЛФК. У него оклад 4100 рублей. И это в месяц его оклад без всяких надбавок. И обычно люди берут подработки, потому что зарплата маленькая. В месяц такой медработник с учётом надбавок может получить зарплату всего порядка 12 тысяч рублей,

Она также отметила, что «каждый врач знает, какая у него должна быть зарплата», однако её в таком размере просто нет. И это идёт вразрез с заявлением местного министерства здравоохранения, которое озвучивает одни цифры в качестве средней зарплаты медработников в области, а на деле реальные зарплаты до этого не дотягивают.

[3]

«Все думают и гадают: а почему такие низкие цифры? Почему человек работает столько-то, а получает за это гораздо меньше, чем озвучивают власти? Грубо говоря, получает 15 тысяч, тогда как ему сверху обещали 30-35 тысяч. Вот как связать одно с другим?» — задалась вопросом собеседница Царьграда.

Читайте так же:  Пробелы и их корректировки в договоре о жку

«У нас очень острая нехватка медицинских работников, — продолжила она. — Многие пациенты не могут получить нужного специалиста. И очень часто пациентов отправляют в Тулу, то есть в наш районный центр. При этом есть пациенты, которые по состоянию здоровья физически не могут туда добраться».

Фото: Tramp57 / Shutterstock.com

По словам медсестры, в городе есть нехватка терапевтов, от чего страдают и врачи, и пациенты. Тот или иной терапевт вынужден работать дополнительно на двух-трёх участках, что особенно сложно в зимний период, когда резко возрастает число заболевших людей, которые вызывают врача на дом.

Поэтому терапевт сначала ведёт приём в поликлинике, потом едет на вызовы на все свои участки, а порой дежурит ещё и в ночную смену в стационаре, потому что там тоже просто никого нет,

Часто врачи этой больницы в Тульской области сталкиваются с тем, что им не дают отгулы, потому что некому работать. При этом начальство «закрывает рот» своим подчинённым и заставляет их подписывать при поступлении на работу соглашение о том, что они не будут «говорить плохо» о своём медучреждении, где бы то ни было, будь то даже в общественном транспорте.

«Нарушение этого соглашения карается штрафными санкциями, начинается внутреннее разбирательство», — заявила медсестра, которая по этой причине просила не называть своего имени и места работы.

По её словам, в настоящий момент в её городе с населением в 40 тысяч человек даже нет врача-кардиолога для взрослых. Врачи приходят, видят нынешнюю нагрузку, сопоставляют её с зарплатой и просто не хотят идти на такую работу. В качестве примера она привела случай с местной жительницей, которая отучилась в Москве в академии им. Сеченова на педиатра, вернулась домой, но, увидев условия труда и зарплату в 25 тысяч рублей, уехала жить и работать обратно в Москву.

Она поняла, что на неё навесят кучу участков, она будет ездить и туда, и сюда, и, может быть, даже на село, а это почти точно, потому что врачей детских у нас тоже мало. Она посмотрела на это и сказала, что останется в Москве,

С самой больницей дела обстоят не лучше. В здании ещё в 2017 году был сделан ремонт, однако, по словам сотрудницы, «через год всё обвалилось».

«Поначалу все радовались новому ремонту, а через год началось: то смесители не работают, краска облупливается, где-то начинает отваливаться кафель. Это на самом деле страшно, потому что у нас ходят бабушки, и у многих зрение плохое, они спотыкаются», — рассказала медсестра.

«А ещё у нас нет лифта, хотя в здании пять этажей. Но с этим никто ничего поделать не может, потому что здание изначально планировалось как общежитие, а не как больница. На первом этаже построили небольшой подъёмник, чтобы на первый этаж поднимать инвалидов, а дальше таких пациентов носят на себе их родственники», — продолжила сотрудница.

Подводя итог, скажем, что проблемы, о которых нам рассказала медсестра из небольшого города под Тулой, наверняка встречаются и в других городах. Вероятно также и то, что в сельских медучреждениях в серьёзном отдалении от райцентров ситуация ещё хуже. И никто об этом не знает, так как в этих городах и сёлах люди держатся хотя бы за такую работу. А другой просто нет.

Они закрывают глаза на переработки и ночные смены, на маленькие зарплаты. И слышат при этом, что если они хотят зарабатывать больше, то должны и работать ещё больше, что опять же невозможно. Получается замкнутый круг.

В тульской больнице пациентов направляют в Тулу и Москву, недавно появился новый врач-онколог, власти выделили средства санитарной авиации — вертолёт, чтобы доставлять тяжёлых больных в райцентр. Однако эти меры никоим образом не решают на местах проблем с низкими зарплатами и дефицитом кадров.

Это не упрощает жизнь врачей и в конечном счёте усложняет жизнь пациентам, для которых такой замученный и уставший от своего низкого уровня жизни врач — единственная надежда на спасение при тяжёлом заболевании. Население регионов далеко не всегда может позволить себе платные медицинские услуги, а на муниципальные приходится рассчитывать всё меньше.

Остаётся только удивляться тому, как расходятся официальные цифры Минздрава России с положением в регионах. Забастовки врачей привлекли внимание к проблемам, но не решают их. И главное, что благополучие медицинских работников — это во многом наше с вами благополучие и наше здоровье.

«В центре внимания» о зарплатах учителей и врачей в Мордовии

На Советской площади на минувшей неделе были очень недовольны Росстатом. Служба обнародовала зарплаты бюджетников в разных регионах России. И Мордовии, к сожалению, гордиться нечем.

Итак, Росстат ведёт наблюдение за зарплатами 12 категорий работников бюджетной сферы. Это учителя, преподаватели вузов, училищ и техникумов, врачи и медперсонал, научные сотрудники, социальные и культурные работники. В общем те, кого ещё с 90-х принято называть «бюджетниками» и за чьим заработком принято следить, это же электорат.

На неделе Росстат опубликовал очередные результаты наблюдения – сколько получали бюджетники в среднем в месяц с января по сентябрь. Разброс по регионам очень большой, но у нас и страна немаленькая, и территории очень сильно отличаются одна от другой. Не будем же сравнивать Мордовию с Чукоткой. Поэтому сосредоточимся на Поволжье. И подробно изучим зарплаты врачей и учителей. В других категориях история очень похожая.

Школьные учителя в Мордовии в среднем получают 24 434 рубля в месяц. Это наименьший результат в Поволжье. Самые обеспеченные педагоги живут в Татарстане, Башкортостане, Удмутрии, Пермском крае, Нижегородской, Оренбургской и Самарской областях – там их ежемесячный доход составил более 30 тысяч рублей. С Мордовией может сравниться разве что Марий Эл. Учителя этой финно-угорской республики лишь на 205 рублей богаче наших.

Власти Мордовии в конце октября были вынуждены признать и факт задержки учительских зарплат, она составила не менее трёх недель. В частных беседах педагоги рассказывают, что осенние проблемы с зарплатой – не первые. Однако в кадре на всякий случай всем, в общем-то, довольны.

Зарплата врачей по статистике больше учительской. В среднем по республике докторский заработок составил чуть больше 49 с половиной тысяч рублей. В лидерах – всё те же Татарстан с Башкортостаном, Удмуртия, Нижегородская и Оренбургская области. Зарплата среднестатистического доктора у нас на 10 тысяч рублей меньше, чем в среднем по округу и на целых 30 тысяч меньше, чем в среднем по стране. Мордовская медсестра получает зарплату на пять тысяч меньше среднеокружной и на пятнадцать тысяч меньше среднероссийской. Доходы санитарки отстают на три и на 11 тысяч рублей соответственно.

Между тем, вопросы оплаты труда медицинских работников находятся в центре внимания высшего руководства страны только за последний месяц их несколько раз поднимали в присутствии Президента.

Читайте так же:  В каких случаях долги за коммунальное обслуживание могут аннулировать

Как сократить пропасть между зарплатами топ-менеджеров и рядовых работников

Большинство фирм, повысив зарплаты своим работникам в 2018-2019 годах, сделало это в пользу топ-менеджмента, следует из «Общеиндустриального обзора заработных плат и компенсаций», предоставленного News.ru пресс-службой аудиторской компании EY (Ernst & Young). По мнению экспертов, разрыв между оплатой труда топ-менеджеров и обычных сотрудников ведёт к социальному неравенству и провоцирует общественные волнения.

По данным EY, за годовой период оклады топ-менеджеров компаний увеличились на 8%, при этом расходы на зарплаты среднему и старшему звеньям менеджмента, а также рядовым специалистам и вспомогательному персоналу поднялись всего лишь на 6%. Зарплаты в общей сложности «изменили» своим сотрудникам 83% компаний. Значит ли это, что большая часть из них подняла оклады работникам, — неясно, отмечают опрошенные News.ru эксперты по трудовым отношениям.

Как отметили в пресс-службе EY со ссылкой на закрытое исследование, на следующий год стабильное большинство его участников (82%) планирует пересмотр заработных плат.

[1]

Из результатов следует, что при росте заработных плат «в отношении состава пакета льгот на протяжении последних лет не наблюдается существенных изменений». А это, по словам опрошенных экспертов, существенный фактор состояния рынка труда. В пользу этого, возможно, говорят следующие цифры: «в будущем сократить количество персонала намерены лишь 7% компаний». Ко всему прочему, отмечается и тенденция на удалённую занятость, добавляют специалисты EY.

Равенство нам только снится

Увы, но процесс роста зарплат менеджеров длится у нас годами, начиная с 90-х. Данное исследование демонстрирует, что разрыв между доходами большинства и меньшинства не имеет конца и края. И, очевидно, это провоцирует не только социальное неравенство, но и социальное недовольство среди работников.

замруководителя департамента социологии НИУ ВШЭ

В новом исследовании обращает на себя внимание выросшее за последнее время число компаний, которое предоставляет дистанционную работу. То, что почти 30% фирм готовы принять сотрудника на «удалёнку» — серьёзная инновация, меняющая ситуацию на рынке труда, полагает Стребков. Но здесь выигрывают и работники и работодатели — одни экономят время, другие — ресурсы на обеспечение рабочих мест и других вещей, сказал эксперт. Связано это со всемирным трендом развития цифровых технологий, подчеркнул он.

Видео (кликните для воспроизведения).

На данную тенденцию в интервью News.ru указала партнёр EY и руководитель отдела консультационных услуг по управлению персоналом в СНГ Екатерина Ухова. В этом году сохраняется фокус на цифровизацию, отметила она. Вместе с тем, по её словам, наибольший потенциал для автоматизации выявлен в области управления эффективностью персонала и управления талантами — более чем в 60% компаний данные процессы пока не автоматизированы.

Как бороться с порочными практиками

Разрыву между зарплатами работников и высшего менеджмента способствует маленький МРОТ. Чтобы преодолеть коллизию несправедливого распределения доходов, необходимо повысить его минимум на 13%. Хотя оптимальным должно быть его повышение всё же в два раза. Потому что именно низкий МРОТ позволяет менеджменту экономить на фонде оплаты труда. Понижая сотрудникам, повышать зарплаты себе.

профессор кафедры «Управление персоналом и психология» Финансового университета при Правительстве РФ

Однако, к сожалению, низкий МРОТ выгоден тем, что держит работников в качестве «экономических агентов», а также приучает граждан к социальной зависимости от государства, указывает Сафонов.

Улучшать ситуацию по опыту Запада, по его словам, помогают коллективные забастовки работников. Однако для этого надо кардинально менять российский Трудовой кодекс, чтобы позволять бастовать врачам, учителям, полицейским, эмчээсникам, говорит Сафонов и добавляет, что «на это, конечно же, никто не пойдёт».

Единственное, что может делать государство — контролировать заработные платы топ-менеджеров в бюджетной сфере. Для этого достаточно постановлений правительства и субъектов РФ. Кроме того, возможно через советы директоров регулировать предельные вознаграждения руководству госкорпораций, объясняет профессор Финансового университета.

Также порочной российской практикой Сафонов назвал введённый некогда ЕСН (единый социальный налог): чем больше ты получаешь, тем меньше делаешь взносов в социальные фонды. Отчасти практика гипертрофированных зарплат топ-менеджеров связана именно с этой налоговой возможностью, пояснил он. Они формируют серые конверты и серые фонды, подчеркнул эксперт.

По мнению собеседника, реальный разрыв между доходами в России может быть больше, чем это показано в исследовании, поскольку раскрывать полную правду компании вряд ли станут для публичного исследования. Вразрез с этим, по данным руководителя Центра правовой поддержки директоров Галины Енютиной, в последнее время отмечается тенденция к сокращению числа топ-менеджеров. Однако это происходит в рамках оптимизации предприятий по разным причинам, среди которых — нерентабельность фирм или же цифровизация управленческих процессов, заключила она.

Самое интересное — в нашем канале Яндекс.Дзен

Пропасть между зарплатами учителей и врачей

Работники бюджетной сферы с тоской вспоминают свои зарплаты времен Советского союза. Конечно, здесь есть о чем поностальгировать: — в то время ставка окладов была единой по всей стране.

Сегодня ситуация в корне иная.

В различных регионах установлены различные ставки. В областных центрах и соседних с ними регионами разница зарплат достигает двух-трех раз.

Например, на Чукотке врач получает 187000 рублей, учитель 94000 рублей. А вот в Алтайском крае их зарплаты в среднем составляют 12000 рублей.

Разница невероятно огромная!

В свое время президент обозначил цель довести оклады бюджетников к среднему показателю по региону, т.е. увеличить оплату труда врачам в два раза. Росстат, проведя исследование, сообщил о постепенном выполнении этой задачи.

Какими методами – это вопрос.

Средняя цифра для дохода врача получается равной тридцати семи тысячам рублей. Из них основа – это оклад – 8000 рублей. Добавить коэффициенты за нагрузку и категорию – получаем цифру 12000.

Компенсация за проверки тетрадей, доплата за классное руководство – уже 21000 рублей. У особо трудолюбивых и стойких есть возможность получать различные стимулирующие надбавки за участие в ЕГЭ, организацию экскурсий, подготовку учащихся к олимпиадам и пр.

Так что, если работать за себя и за того парня можно получить до пятидесяти тысяч в месяц. Кто будет просто добросовестно выполнять свои обязанности, так и останутся на уровне двадцати одной тысячи.

Пожалуйста – средний показатель равен требуемому, в тридцать семь тысяч рублей. Что и показывает в отчетах статистика.

У врачей, все, то же самое.

К чему приведет такая система? В первую очередь к увеличению диспропорций в доходах между регионами.

Так, в регионах богатых полезными ископаемыми, выше оклады, а значит и надбавки, ведь они рассчитываются в процентном соотношении к зарплатам.

В маленьких населенных пунктах в школах зачастую неполные классы, маленький доход родителей учеников не позволяет выехать на экскурсию, отсюда никаких надбавок за объем тетрадей и организацию поездок. В итоге учитель сельской школы получает меньше двадцати тысяч рублей.

Что делать?

Кардинально изменить подход к оплате бюджетных работников, и назначить им фиксированный оклад по всей стране, а надбавки оставить для желающих и имеющих возможность и силы работать больше. Где взять деньги? Варианты есть всегда.

Отмена льгот экспортерам сырьевых ресурсов, и применение прогрессивной ставки налогообложения доходов физических лиц вкупе добавят в бюджет страны до трех триллионов рублей в год.

Читайте так же:  Случаи, когда для продажи квартиры не требуется согласие собственника

Мы должны стремиться к повышению уровня качества нашей жизни и здоровья. Изменение в финансировании работников бюджетной сферы напрямую связано с улучшением этих показателей.

Бастуют все: Врачи устали ждать зарплат, обещанных майскими указами президента

Читайте также

Врачи службы скорой помощи Петрозаводска официально предупредили руководство об «итальянской забастовке» с 15 сентября. 40 медиков написали заявления на отказ от работы сверх ставки, 30 водителей поставили свои подписи под коллективным обращением о «полной поддержке» «итальянской забастовки». Бастуют из-за маленьких зарплат, неукомплектованных бригад и сверхнормативной нагрузки.

В пятницу, 14 сентября, стало известно об очередном массовом увольнении — пять сотрудников станции скорой помощи Октябрьского района Челябинской области. Причина — низкие зарплаты. Одно из них подписано, с авторами других продолжаются переговоры, сообщили «URA.RU» в региональном минздраве.

В конце недели и работники четырех отделений областной детской клинической больницы в Великом Новгороде объявили итальянскую забастовку. Медики жалуются на низкие зарплаты, старое оборудование и неукомплектованность отделений: в больнице 26 врачебных ставок, на которых работают 10 человек.

С весны и до выборов по всей стране то на Урале, то в Поволжье проходили акции протеста. В одних коллективах объявляли об «итальянской забастовке» (работа на одну ставку), в других – о массовых увольнениях. Чиновники объясняли их поведение предстоящими выборами. Но они позади, а протестные настроения не утихают. Социологи насчитали около 30 акций протеста с начала года — больше, чем в очень проблемном для медицинских работников 2013 году.

Больше всего недовольных – среди сотрудников службы скорой помощи. Напомним, 1 апреля объявили о начале «итальянской забастовки» сотрудники Можайской подстанции Московской областной станции скорой помощи. Они рассказывали, что годами не получают спецодежду и вынуждены покупать ее за свой счет. Кроме того, врачей заставляли работать в неполной бригаде (один человек вместо двух). Медики утверждали, что без оплаты за совмещение должностей вынуждены выполнять функции санитаров, обрабатывать автомобили скорой помощи.

В Новгородской области 18 марта сотрудники сразу четырёх районных больниц объявили об «итальянской забастовке». Сотрудники Окуловской ЦРБ приостановили ее, поскольку поверили в обещания руководства решить все проблемы. Но 18 апреля возобновили. Увольнялись врачи больницы и уезжали в Петербург и Ленобласть «за зарплатами». В службе скорой помощи катастрофически не хватало сотрудников. А жители Окуловки не могли дождаться бригады.

27 мая сотрудники скорой помощи в Пензе протестовали против сокращения ставок фельдшеров, медсестер и врачей. «Итальянская забастовка» врачей станции скорой помощи в Пензенской области объединила более сотни человек. Вслед за этой забастовкой снова объявили свою врачи в Новгородской области.

15 июля забастовку начали сотрудники скорой помощи в Орле: «Мы хотим показать, какие реальные заработные платы у фельдшеров скорой помощи на одну ставку. Мы решили отказаться от выездов в неукомплектованных бригадах. Мы написали заявление на отказ от переработок, ушли на одну ставку», — сообщили тогда врачи. Прокуратура начала проверку их требований.

25 июля из-за резкого падения зарплат забастовку объявили врачи скорой в Тольятти.

К концу лета напряжение нарастало. Работники станции скорой помощи города Чайковского (Пермский край) в соцсетях объявили, что готовы к забастовке. Требования: пересмотр условий труда и повышение зарплаты до 20 августа.

23 августа, началось массовое увольнение хирургов в Нижнем Тагиле. Уволиться решили 6 хирургов Центральной городской больницы №1. Они жаловались на высокую нагрузку и маленькую зарплату. ЧП вышло на федеральный уровень.

26 августа в Александровской районной больнице Владимирской области сразу 12 медсестер неврологического отделения написали заявления об увольнении. Как объяснил главврач медучреждения, их решение связано с сокращением стимулирующих выплат «в связи с перевыполнением дорожной карты по зарплате».

27 августа из ЦГБ Пятигорска уволились все врачи-травматологи во главе с заведующим отделением.

28 августа все хирурги единственной больницы Трехгорного (ЗАТО) в Челябинской области сообщили о массовом увольнении. Причина: низкая оплата труда медиков.

О намерении начать забастовку с 1 сентября сообщили медсестры реанимации ЦГБ Красноуральска (Свердловская область).

[2]

6 сентября из-за переработок и недоплат начали «итальянскую забастовку» врачи Пермской больницы № 6. Сотрудники объяснили ее тем, что работают на износ из-за катастрофического дефицита кадров: совмещают многочасовые смены в операционной с дежурствами в травмпункте. 9 сентября к ним присоединились медсестры.

Майские указы президента, по которым зарплата врачей должна достичь 200% от средней зарплаты по региону, медсестер – 100%, привели к тому, что все – от Росстата до чиновников всех уровней власти отчитываются об их выполнении, а медицинская помощь ухудшается. Потому что медики работают с огромным перегрузом – на 1,5-2 ставки, чтобы получить обещанное президентом. На протяжении нескольких лет сокращаются койки в больницах – предполагалось, что пациенты на них будут лечиться быстрее, чем прежде, и соответственно, сокращаются штаты – врачей, медсестер, а санитарок и вовсе не стало, их заменили уборщицами, чтобы платить меньше. Но при этом пациентов меньше не становится, они просто госпитализируются теперь на койки не в палаты, а в коридоры, не на кровать, а на раскладушку или на кушетку. И лечат их вдвое, а то и втрое меньше врачей и медсестер, чем прежде. Региональные власти с дефицитными бюджетами отчитываются о выполнении майских указов, а помощь пациентам не становится ни доступнее, ни качественнее. Потому что уставшие от обещаний медики либо уезжают в другие регионы, либо просто уходят из профессии.

Сейчас бастующим региональные власти идут на уступки. По крайней мере, обещают изменить ситуацию.

Как ранее сообщала министр здравоохранения Вероника Скворцова, только в первичном звене не хватает 10 700 участковых терапевтов и педиатров и около 24 тысяч врачей-специалистов по 94 медицинским направлениям.

Зарплаты врачей захотели резко увеличить

Минимальный уровень зарплат врачей нужно повысить до 170 процентов от средней заработной платы по региону. Об этом заявила глава Минздрава России Вероника Скворцова на совещании по модернизации первичного звена здравоохранения с президентом России Владимиром Путиным.

Речь идет о врачах первичного звена — участковых, врачах общей практики и узких специалистах. Между тем для врачей скорой помощи зарплаты должны быть не менее 200 процентов от средней по региону, считает министр. Для медсестер минимальный уровень оплаты труда должен быть не ниже 70 процентов от средних зарплат, для фельдшеров — не менее 120 процентов.

Скворцова заверила, что для установки таких зарплат не требуется дополнительного финансирования. «Это чисто организационное мероприятие. Очень просим поддержать», — сказала министр.

Меры по повышению уровня зарплат должны способствовать устранению дефицита медицинских кадров, считает Скворцова. Она призвала закрепить долю выплат окладов в структуре заработной платы, то есть гарантированной части заработной платы, не ниже 55 процентов.

Задачка для Минфина

Его авторы — депутаты Госсовета Республики Адыгея. Инициатива, безусловно, социально значимая, согласились опрошенные «Российской газетой» эксперты. Но предупредили: задачка эта не такая простая.

Есть майский указ президента от 2012 года о мероприятиях по реализации социальной политики, где прописано, что необходимо увеличить среднюю заработную плату врачей, преподавателей образовательных учреждений высшего профессионального образования и научных сотрудников до 200 процентов от средней заработной платы в регионе. А зарплаты других категорий социально значимых работников не должны быть ниже средней зарплаты в регионе. Средняя же зарплата, конечно, разнится от региона к региону, но все-таки в два-три, а то и более раз превышает прожиточный минимум. Иными словами, если средняя зарплата 40 тысяч в месяц, то два прожиточных минимума — это порядка 20 тысяч. Получается, что адыгейские депутаты предлагают уменьшить средние зарплаты медиков и педагогов?

Читайте так же:  Пуск газа в жилой дом

«Нет, конечно, — поясняет директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве России Алексей Зубец. — Майский указ не нормирует дифференциацию заработной платы между должностями. А средняя зарплата, как температура по больнице, не отражает всю картину. И мы слышим во время «Прямых линий» с главой государства рассказы врачей и учителей, что они даже минимальную зарплату не получают. А для того чтобы хватало на жизнь, приходится работать без отдыха несколько смен».

Как же изменит ситуацию законопроект адыгейцев, если будет принят? «В этом документе речь идет об установлении минимума, ниже которого зарплата бюджетников падать не должна. Это снимет проблему дифференциации доходов и установит минимальную планку», — говорит Алексей Зубец.

Сергей Дорофеев, вице-президент Национальной медицинской палаты:

— Возможно, в идее установить нижнюю планку зарплаты, чтобы у любого медицинского работника она не могла опуститься ниже двух прожиточных минимумов в регионе, есть рациональное зерно — такая мера защитит наиболее низкооплачиваемых работников. Возможно, для каких-то регионов это может быть актуальным.

С другой стороны, считаю, что более весомый ориентир, к которому мы стремимся, — это майский указ президента. Наша палата пристально следит, как в регионах идет работа над выполнением этого требования. Где-то ситуация лучше, где-то напряженная, но это факт, что региональные власти уделяют этой теме много внимания. И это хорошо, потому что говорит о росте авторитета нашей профессии.

В то же время не могу не сказать о некоторых «подводных камнях», которые вызывают вопросы и могут тормозить выполнение указа. Например, в разных регионах местные руководители по-разному толкуют, идет ли речь о двукратном росте основной части зарплаты, то есть ставки.

Или же надо считать все выплаты — доплаты за дежурства, за переработку (если доктор, как это часто бывает, работает на 1,5-2 ставки), за платные услуги и так далее.

На практике сложилось так, что обычно считают зарплату «на круг», то есть из всех источников. Но в итоге получается несправедливо: один доктор пашет на 1,5-2 ставки, и у него, соответственно, зарплата изначально была выше, чем в среднем по медучреждению. Значит, при повышении зарплаты двукратного ее роста конкретно у этого специалиста не будет. Такая ситуация характерна для сельской местности, где квалифицированных медиков не хватает и персонал действительно вынужден активно совместительствовать.

Еще один спорный момент — это модель финансирования медучреждений по принципу «деньги следуют за больным». С одной стороны, это вроде бы стимул — например, персонал заинтересован обеспечить высокую явку прикрепленных граждан на диспансеризацию. С другой, получается, чем больше больных, чем чаще они посещают медучреждение, тем больше зарабатывают доктора.

В Национальной медицинской палате мы считаем, что неправильно делать в медицине сдельную оплату труда (хотя она у нас, конечно, не чисто сдельная, а некий гибрид).

В идеале больше всех должен получать доктор, у которого пациенты болеют реже всего. Значит — лечение эффективно.

Врач не должен быть заинтересован в количестве больных. Он должен быть заинтересован в количестве здоровых.

Уверен, у врача должна быть весомая гарантированная часть зарплаты. Ведь пожарным, например, платят не только за выезд на пожар. И военные зарплату получают не только во время учений. А суть нашей работы примерно такая же, мы обеспечиваем здоровье населения, а это по большому счету вопрос национальной безопасности.

Учителям нужна гарантия

Низкие базовые оклады остаются одной из самых наболевших проблем для учителей. В некоторых регионах школьный педагог может гарантированно рассчитывать всего на 3-4 тысячи рублей. Остальное — надбавки и стимулирующие выплаты, которые начисляются по сложным и запутанным схемам.

Как рассказали «РГ» в Общероссийском профсоюзе образования, в Рязанской области минимальная ставка учителя — 4500 рублей. Притом, что средняя зарплата там же — 33 551 рубль. В Тульской области минимальная ставка — 10 216 рублей при средней зарплате в 35 104 рубля.

То есть разброс в окладах идет от 3-4 тысяч рублей до 12-14 тысяч рублей в разных регионах. И такой же разброс в 5-6 раз профсоюз отмечает в реальных зарплатах педагогов.

Почему так получилось? Все регионы начисляют зарплату учителям и педагогам по-разному. Кто-то платит по принципу «ученико-час», кто-то — в зависимости от квалификации педагога, кто-то заключает базовый трудовой договор.

При этом еще в 2017 году минобрнауки вместе с трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений направило рекомендации в регионы о том, как должен распределяться фонд заработной платы учителей: 70 процентов должно гарантированно идти на ставки и оклады и только 30 процентов — на различные надбавки.

Однако, по словам министра просвещения Ольги Васильевой, такая пропорция не соблюдается в большинстве регионов. Доходит до того, что гарантированная часть составляет около 10 процентов. Жалобы приходят из Дагестана, Карелии, Томской области, Приморского, Пермского и Краснодарского краев, других регионов.

Например, в Смоленской области молодой специалист, который не имеет ни опыта, ни сильной нагрузки после вуза, будет получать ровно МРОТ, то есть 11 280 рублей. Чтобы хоть как-то прожить, учителя вынуждены «добирать» ставки, заниматься репетиторством и работать с огромной перегрузкой.

По данным РАНХиГС, примерно 45 процентов учителей в России работают на полторы ставки, а 18 процентов — на две. Что такое одна ставка? Это 18 уроков в неделю. Но при этом есть еще подготовка к занятиям, проверка тетрадей, внеклассная работа и работа с родителями… По сути, полноценная рабочая неделя.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Мы уже более 10 лет выступаем с требованием об установлении единых минимальных базовых ставок и окладов для всех учителей. Сейчас у нас нет ни того ни другого — с тех пор, как 13 лет назад была отменена единая тарифная сетка, — рассказал ранее зампредседателя Общероссийского профсоюза образования Михаил Авдеенко. -На наш взгляд, минимальный размер оклада за работу на одну ставку должен быть не меньше минимального размера оплаты труда — МРОТ».

Получается, что депутаты из Адыгеи по сути и предложили эту единую базовую ставку. Причем даже в двойном размере.

Источники


  1. Скурихин, А.П. Испанско-русский юридический словарь: моногр. / А.П. Скурихин. — М.: Русский язык — Медиа, 2014. — 552 c.

  2. Пикалов И. А. Уголовное право. Особенная часть; Эксмо — Москва, 2011. — 560 c.

  3. Радько, Т. Н. Теория государства и права в схемах и определениях. Учебное пособие / Т.Н. Радько. — М.: Проспект, 2015. — 776 c.
Пропасть между зарплатами учителей и врачей
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here