Начальство следит за работниками. законно ли это

Полная информация в статье на тему: "Начальство следит за работниками. законно ли это" с объяснением от специалистов. По всем вопросам обращайтесь к дежурному специалисту.

Слежка за сотрудниками 2.0: как изменятся требования к контролю за работниками в свете пересмотра Большой палатой ЕСПЧ дела «Барбулеску против Румынии»?

Эксперт центра правового содействия законотворчеству «Общественная Дума»

специально для ГАРАНТ.РУ

Сегодня слежкой за сотрудниками, пожалуй, мало кого удивишь: системы видеонаблюдения, просмотр корпоративной почты, мониторинг активности работника на рабочем месте, пропускная система допуска в рабочие помещения – все это становится привычным. Однако, что скрывать, подобные действия со стороны работодателя причиняют психологический дискомфорт работнику, который чувствует себя незащищенным, поскольку работодатель вполне может вторгнуться в его личную жизнь и тайны.

Два года назад, в марте 2016 года в своем обзоре судебной практики по слежке за сотрудниками (и он еще не потерял своей актуальности) я упоминал ставшее знаменитым дело «Барбулеску против Румынии», рассмотренное ЕСПЧ. В целом, и ЕСПЧ и наши, российские, суды исходили (и продолжают исходить) из позиции, что требуется различать «рабочее пространство» от «личного», и работник должен понимать – работодатель вправе контролировать исполнение им трудовой функции, использование оборудования и иного имущества работодателя работником.

Однако в сентябре 2017 года в практике ЕСПЧ появилось интересное постановление, которым суд уточнил свою позицию о правомерности слежки за сотрудниками. И эта позиция, скорее всего, повлияет и на российскую практику.

Предупрежден – значит вооружен. Возможно ли скрытое наблюдение за сотрудниками?

Ролики со скрытых камер приводят к частым скандалам: то няня изобьет ребенка, то коллега подворовывает у «своих». И работодатели все чаще, по крайней мере, в неофициальных обсуждениях говорят о необходимости и даже полезности скрытой съемки, потому как истинное лицо работник показывает тогда, когда считает, будто его никто не видит и не слышит. Для этого устанавливаются скрытые камеры, специальные программы, отслеживающие активность работника в сети и за компьютером оффлайн и т.п. Но правомерно ли это?

На первый взгляд, вполне. Если мы обратимся к положениям ст. 22, ст. 56 Трудового кодекса, то увидим: работодатель вправе контролировать исполнение работником трудовой функции, требовать добросовестного исполнения обязанностей по трудовому договору, бережного отношения к имуществу работодателя. При этом кодекс напрямую не указывает на допустимые или недопустимые методы контроля за работниками, ограничиваясь лишь некоторыми указаниями (например, на обязанность учета рабочего времени – ст. 91, ст. 99 ТК РФ). А раз так – то вполне можно следить за сотрудниками и скрыто. Почему бы и нет – это же «обычная» форма контроля?

Однако в этой позиции есть серьезный пробел: она не учитывает существование иной нормы и иного понятия в трудовом законодательстве, а именно об условиях труда.

Работодатель обязан обеспечивать безопасность и условия труда, соответствующие государственным нормативным требованиям охраны труда (ч. 2 ст. 22 ТК РФ), а работник, в свою очередь, имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте (ч. 1 ст. 21 ТК РФ). То есть работодатель должен проинформировать работника обо всех значимых особенностях условий труда на его рабочем месте.

Хорошо, спросите вы, а причем здесь слежка за работником, даже скрытая? Разве это относится к условиям труда? Как, скажем, видеокамера может помешать работнику выполнять свои обязанности?

И действительно, когда речь идет о температуре, влажности или безопасности рабочего места и т.п. – все понятно, это явно влияет на исполнение трудовой функции, и бесспорно относится к условиям труда. В промерзшем помещении не особо работается. Но, дело в том, что под условиями труда понимается вся совокупность элементов производственной среды, которая может повлиять на здоровье, работоспособность и результативность работника, в том числе, на моральный климат в организации и внутреннее ощущение работником безопасности (Руководство Р 2.2.2006-05 «Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Критерии и классификация условий труда» (утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 29 июля 2005 г.).

К тому же результаты контроля за работником могут повлечь за собой привлечение его к дисциплинарной ответственности, когда в основу «обвинения» против работника будут положены, например, данные скрытого или явного видеонаблюдения, или программы мониторинга активности работника за компьютером.

Так, например, работница была уволена за использование компьютера для развлечения (игр, в личных целях и т.п.), при этом одним из доказательств послужила запись с камеры видеонаблюдения (Кассационное определение Ростовского областного суда от 30 августа 2010 по делу № 33-9782). В другом деле, также с использованием записи с камер видеонаблюдения работодатель установил факт отсутствия работника на рабочем месте, за что уволил его (Апелляционное определение Московского городского суда от 08 августа 2017 по делу № 33-30341/2017). В третьем споре, работника уволили, в том числе за копирование служебной информации на флеш-носитель, что подтверждалось и данными специального программного обеспечения по мониторингу активности пользователя компьютера (Апелляционное определение Московского городского суда от 20 апреля 2015 г. по делу № 33-12843).

То есть, получается, слежка за сотрудником вовсе не относится к безобидным явлениям, а напрямую может влиять на судьбу сотрудника. Значит, является важным элементом условий труда. Работник, как говорилось выше, вправе получать достоверную информацию об условиях труда, и работодатель обязан поставить работника в известность о проведении мероприятий по слежке за работником (камеры видеонаблюдения, программы отслеживания активности и т.п.). Об этом, кстати, неоднократно упоминается и в сложившейся судебной практике. Так, например, Свердловский областной суд указал, что видеонаблюдение на рабочих местах, в производственных помещениях, на территории работодателя является правомерным, если работодателем соблюдены следующие условия (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 16 ноября 2016 по делу № 33-20507/2016):

  • видеонаблюдение осуществляется только для конкретных и заранее определенных правомерных целей, связанных с исполнением работником его должностных (трудовых) обязанностей;
  • работники поставлены в известность о ведении видеонаблюдения (таким образом реализовано право работника на полную и достоверную информацию об условиях труда);
  • видеонаблюдение ведется открыто, в помещениях, где установлены видеокамеры, имеются соответствующие информационные таблички в зонах видимости камер.

«Личное пространство» все-таки никто не отменял

Но что означает «поставить в известность» работников о контроле за ними? Достаточно ли простого уведомления или требуется что-то еще?

Читайте так же:  Какова зарплата работающих пенсионеров

В сентябре 2017 года Большая Палата ЕСПЧ пересмотрела дело «Барбулеску против Румынии» (Постановление ЕСПЧ от 5 сентября 2017 «Дело «Бэрбулеску (Barbulescu) против Румынии» (жалоба № 61496/08). Кратко напомним суть дела: работник был уволен за использование служебного аккаунта в чате программы обмена мгновенными сообщениями компании Yahoo для личной переписки. При этом работодатель отслеживал сообщения в режиме реального времени. Национальные суды и ЕСПЧ признал действия работодателя обоснованными, а право работника на тайну личной жизни и переписки не нарушенным. Большая Палата не согласилась с такими выводами. Причем аргументы Большой палаты могут повлиять и на российскую судебную практику, поскольку практика ЕСПЧ применима и на территории Российской Федерации.

Прежде всего, на взгляд ЕСПЧ, работодатель обязан:

уведомить работника до начала контроля за ним (заранее). При этом в уведомлении сообщить о:

  • характере (типе) контроля (то есть что это за контроль – видеонаблюдение, специальная программа чтения писем, наблюдение другим работником и т.п.);
  • степени (глубине) контроля (то есть какие сферы работы проверяются, например, отслеживание в реальном времени всей переписки работника или только время от времени в ограниченном объеме, установка камер видеонаблюдения только в рабочем кабинете или и в иных помещениях и др.).

[2]

Подобная позиция полностью согласуется с требованиями ст. 21 ТК РФ, поскольку позволяет наиболее полно и достоверно уведомить работника об условиях труда.

Обосновать необходимость контроля и выбрать соразмерную степень контроля за работником.

Работодатель должен выбрать такую степень (глубину) и форму контроля, чтобы это было оправдано для целей обеспечения его законных интересов и контроля за работником. То есть, например, если сотрудник работает с конфиденциальной информацией, разглашение которой может повлечь серьезные последствия для работодателя и (или) третьих лиц, вполне оправдана будет слежка за использованием корпоративной почты или рабочего аккаунта в соцсети, установка программ отслеживания копирования информации на внешние носители и т.п. В тоже время такие меры будут выглядеть странными в отношении, например, простого водителя или сотрудника, чьи функции сводятся к ответу на звонки и не связаны с обработкой конфиденциальной информации. Но за таким сотрудником можно будет установить иную форму контроля, чтобы предотвратить «пустые» игры на компьютере на рабочем месте.

То есть в данном случае работодателю рекомендуется проработать разные формы контроля за разной категорией работников.

Вмешательство в личную жизнь сотрудника должно быть разумным и ограниченным ровно в той мере, которая требуется для отслеживания исполнения им трудовой функции.

В данном случае логика ЕСПЧ такова: например, работнику запрещено использовать корпоративную почту для личных целей. В этом случае при отслеживании входящий и исходящей корреспонденции работодатель должен:

  • при обнаружении «подозрительной» или явно «личной» переписки просмотреть ее ровно в той степени, в которой достаточно чтобы определить характер письма.

Например, иногда самой темы письма в поле «Тема» достаточно, чтобы понять о «нецелевом» содержании письма, или это можно понять из нескольких строк в начале письма. При этом работник заранее (в уведомлении о «слежке») должен быть оповещен о возможности просмотра личной переписки. И работнику должны быть обеспечены условия защиты его прав на личную жизнь и тайну корреспонденции, например, путем обязательного предварительного уведомления работника о вскрытии его личной переписки;

  • принять меры для предотвращения разглашения информации о личной жизни работника и содержании его корреспонденции, в частности, ограничить круг лиц, которые вправе просматривать и оценивать характер переписки, избегать избыточного цитирования личного письма в документах дисциплинарного расследования и т.п.

То есть при установлении «слежки» за сотрудником и выборе формы контроля работодатель должен соблюсти баланс интересов себя и работников. Выбранная форма и степень контроля должны быть ровно такими, которые позволяют защитить права работодателя и достичь поставленной цели, но не более.

Слежка за сотрудником должна быть легализована

Получается «поставить в известность» – это лишь направить соответствующие уведомление? Отчасти, да, поскольку уведомление как отдельный документ само по себе лишь говорит об информировании работника об условиях труда, но оно как документ не обладает нормативной силой, не содержит норм трудового права, и не может регулировать трудовые правоотношения между работником и работодателем. Проще говоря, оно не легитимизирует слежку. Для этого по смыслу ст. 8 ТК РФ потребуется принятие ЛНА. Именно через такой акт работодатель создает условия для установления нужного ему контроля за деятельностью работника. Это может быть, например, «Положение о видеонаблюдении» или «Положение о контроле за деятельностью работников» и т.п.; также это может быть особый раздел или положения в ином ЛНА, например, о порядке использования корпоративной почты или о введении режима коммерческой тайны и т.п.

БЛАНК

На необходимость принятия работодателем специфического ЛНА в качестве особой меры для введения специального правового режима указал еще Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 26 октября 2017 г. № 25-П. И пусть данное постановление не относится напрямую к слежке за сотрудником, а касается ситуации с отправкой служебной информации на «стороннюю» почту с корпоративной, КС РФ делает интересные выводы, которые пригодятся и в рассматриваемой нами ситуации: в случае возникновения трудового спора работодатель должен будет доказать, что предпринял все меры для защиты своих прав и интересов и прав работника, в том числе разработал и утвердил ЛНА соответствующего содержания.

При этом работник должен быть ознакомлен с таким ЛНА под подпись: такое требование следует из ч. 2 ст. 22, ст. 68, ст. 86 ТК РФ.

Итак, какие выводы из вышесказанного можно сделать:

1. Работодатель вправе контролировать работу сотрудников, в том числе устанавливая за ними «слежку». Однако запрещено скрывать данный факт от работников. Контроль за деятельностью работника относится к одному из факторов условий труда, а работник вправе получать полную и достоверную информацию об условиях труда.

Отсюда работодатель обязан уведомить работника о введении контроля (слежки) за ним. Данное уведомление желательно сделать как путем ознакомления со специальным отдельным документом-уведомлением, так и путем ознакомления под подпись с ЛНА, регламентирующим порядок контроля (слежки) за работниками.

2. Работодатель не вправе произвольно вмешиваться в личную жизнь работников, и не может устанавливать «глубину» контроля произвольно. Степень и характер контроля должны быть ровно такими, которые разумно требуются для достижения защиты интересов работодателя. Например, чтобы предотвратить использование компьютеров для игр или несанкционированное копирование служебной информации на внешние носители.

3. Работодатель обязан обеспечить права работника на тайну корреспонденции (переписки), неприкосновенность личной жизни. То есть обрабатывать полученную в результате контроля (слежки) информацию только в объеме, достаточном для вывода о добросовестности или недобросовестности работника при выполнении трудовой функции и не допускать разглашения личной информации.

Читайте так же:  Надомная социальная помощь пожилым гражданам

Офис следит за своими сотрудниками

Работодатели знают, с кем сотрудники их офисов разговаривают по мобильным, на какие сайты заходят и что пишут своим друзьям. Шпионаж за работниками — весьма распространенная, но неэффективная практика контроля, предупреждают рекрутеры.

Прослушивание телефонных переговоров, перлюстрация электронной почты, поощрение доносов — вот лишь часть способов, используемых компаниями для слежки за своими сотрудниками. Эксперты кадрового рынка утверждают, что хотя такие методы обычно в рамках закона, их эффективность под вопросом. Цели таких действий просты: проследить, не тратит ли сотрудник время на нерабочие задачи и не совершает ли действий в пользу конкурентов.

Опасения работодателей часто обоснованны. Корпоративное мошенничество сейчас распространено. Согласно исследованиям 9% сотрудников компаний, в принципе, могли бы принять запрос о продаже коммерческой информации. Кроме того, 4% опрошенных признались, что уже использовали ее в личных целях.

Продвинутые работодатели часто используют удаленное наблюдение за действиями подчиненных, совершаемыми на компьютере. Применяются программы наподобие Radmin, которые позволяют следить за всем, что работник делает на своем компьютере. Иногда системным администраторам поручено в доказательство недопустимых действий сотрудника предоставлять начальнику print screen экрана монитора или распечатку посещаемых в интернете сайтов. Работа полностью протоколируется. Отмечается, кто и когда заходил на «Одноклассников», а кто работал над файлом «Стратегия повышения продаж» и сколько времени каждый из них это делал.

Такие системы могут работать автоматически, а могут требовать участия работника, то есть предполагают некоторое доверие руководства к нему. В таком случае работник обязан сам устанавливать в системе статус своей работы, чтобы начальник знал, чем он занимается в текущий момент.

Такой тип систем скорее полезен для планирования и учета рабочего времени. Менее продвинутые работодатели, желающие следить за подчиненными, просто выбирают подозрительным сотрудникам рабочие места так, чтобы монитор был виден со стороны начальника.

Также могут применяться системы прослушивания телефонных разговоров, мониторинг почты и сообщений в интернет-пейджерах. Видеонаблюдение, разумеется, тоже используется, но скорее с целью обеспечения безопасности, а не отслеживания того, выполняют ли работники свои обязанности.

Такие методы «вполне законны», но необходимо предупреждать сотрудника об их использовании и объяснять, зачем проводятся такие мероприятия. При этом эксперты отмечают, что слежение скорее повышает не эффективность работы, а недовольство работников. Лучше инвестировать средства в повышение лояльности персонала и укрепление корпоративной культуры, нежели контролировать каждый шаг сотрудников.

При устройстве на работу сотрудникам могут предлагать соответствующее соглашение о безопасности, где оговорены формы контроля руководства над подчиненными, но многие подписывают этот документ не читая.

Трудно сказать, повышает ли практика тотального наблюдения эффективность работы. Есть креативные компании, в которых труд невозможно измерить в человеко-часах, а есть фирмы с поточным производством чего-либо, где учет каждой минуты и каждого действия крайне важен. В любом случае, внедряя у себя систему контроля, работодатель должен понимать, чего он хочет добиться и кто в компании будет отслеживать и анализировать полученную информацию.

От слежки не застрахованы даже работники, покинувшие компанию. Однажды был случай, когда руководство некой фирмы решило выяснить, чем занимаются ее бывшие сотрудники. Для выяснения этой информации в компании был объявлен конкурс, который подчиненные окрестили «заложи коллегу». Тот, кто соберет максимум инсайдерской информации о бывших работниках, должен был получить ценный приз.

Но замысел провалился: лояльность сотрудников к бывшим коллегам оказалась гораздо выше, чем к начальству. Прежние работники компании очень быстро узнали об этом конкурсе из уст сотрудников нынешних и руководство решили разыграть, сообщив ему всевозможные «утки». К сожалению, разнообразие позиций бывших сотрудников, преподнесенных руководству компании, его не устроило, конкурс был закрыт и приз никому не достался.

Дмитрий Трояновский
По материалам «INFOX»

Законность наблюдения работодателя за работниками

Кто прав и может ли работодатель следить за своими сотрудниками? Разбираем данный вопрос на примерах из судебной практики.

В наше время жалобы работников на слежку со стороны работодателя явление не редкое – ведется видеонаблюдение, читается электронная почта, отслеживает интернет-траффик.

Иногда это приводит к увольнению работника за «пустяки»: личное письмо с корпоративной почты или скопированные на флешку файлы для работы дома.

Работодатели в подобных случаях оправдываются необходимостью контроля за выполнением работниками трудовых функций и обеспечением безопасных условий труда.

Работники ссылаются на:

  • Ст. 23 Конституции РФ:
    каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений.
  • Часть 1 ст. 24 Конституции РФ:
    сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Электронная почта

Суды спокойно реагируют на факт просмотра содержания переписки сотрудников с другими лицами и не считают это нарушением тайны переписки или вмешательством в частную жизнь, даже если переписка шла не с корпоративного почтового ящика, но с использованием рабочего компьютера.

[3]

Работница почты выгрузила из служебной программы данные о заработной плате сотрудников и отправила их на свой личный почтовый адрес и личный почтовый адрес другого сотрудника. Суд принял в качестве допустимого доказательства акт осмотра рабочего места и жесткого диска компьютера сотрудницы (с фиксацией адресов электронной почты и содержания личной переписки) и признал законным увольнение работницы за разглашение персональных данных.

Cотрудницу уволили за нарушение кодекса этики госслужащего и регламента использования служебной техники. Работодатель в ходе служебной проверки установил, что работница с рабочей почты вступала в переписку с гражданами по личным вопросам, а также в переписке обсуждала действия других сотрудников, критиковала их работу. Был составлен соответствующий акт осмотра рабочего места с фиксацией адресов, по которым шла переписка и краткого содержания переписки. Суд принял акт осмотра в качестве доказательства, посчитал оправданным и допустимым просмотр личной переписки, так как она велась со служебного почтового ящика.

Работник был уволен за разглашение сведений, составляющих коммерческую тайну. Со своего рабочего места он с использованием сначала корпоративной почты, а затем и личного почтового ящика переслал несколько файлов со служебной информацией на почту другого лица. При этом работодатель в ходе осмотра корпоративного почтового ящика и через систему мониторинга просмотрел личную переписку работника, так как достоверно установил адреса почтовых ящиков — участников переписки, содержание писем и пересылаемых файлов. Суд не посчитал это «вторжением в личную жизнь», акты осмотра рабочего места с фиксированием содержания переписки принял как допустимые доказательства.

Читайте так же:  Профкурорт льготные профсоюзные путевки

Работницу уволили за прогул, заблокировали доступ на рабочий компьютер. По мнению сотрудницы, были нарушены ее права на неприкосновенность личной жизни и тайну переписки, поскольку в почтовом ящике находились и личные письма к содержимому которых и адресной книге был утрачен доступ. Суд же рассудил иначе, так как компьютер является собственностью работодателя, почта – корпоративной, работодатель вправе был заблокировать уволенной работнице доступ к почте. Просмотр работодателем в этом случае личной переписки работницы оправдан, так как велась она с корпоративного почтового ящика.

Согласно ч.2 статьи 22 ТК РФ работодатель обязан обеспечивать работников оборудованием, инструментами, технической документацией и иными средствами, необходимыми для исполнения ими трудовых обязанностей. Компьютер с установленным программным обеспечением, также относится к рабочему оборудованию и предоставляются работнику для выполнения им трудовых обязанностей. Работник может использовать собственность работодателя только в рабочих целях.

Согласно ч.1 статьи 22 ТК РФ работодатель вправе контролировать исполнение работником трудовых обязанностей и использование им оборудования и других технических средств, предоставленных для работы.

Отслеживать содержание корпоративной почты, интернет-траффик, использование рабочего компьютера – законное право работодателя.

Социальные сети

Работникам не рекомендуется использовать корпоративную почту, рабочие аккаунты в социальных сетях для личной переписки — это может расцениваться как нарушение трудовой дисциплины.

Работодатель вправе осмотреть личные аккаунты работника в социальных сетях и по результатам осмотра применить к нему меры дисциплинарной ответственности, но не вправе использовать полученную информацию о личной переписке в каких-либо целях, кроме установления факта нарушения трудовой дисциплины.

Видео (кликните для воспроизведения).

Работодатель обосновывал законность сокращения единицы юрисконсульта на 0,5 ставки тем, что после завершения проектного и строительного этапа реконструкции комплекса значительно снизился объем претензионной работы. В качестве одного из доказательств были приведены данные мониторинга, из которых следовало, что штатный юрист большую часть рабочего времени проводил в социальных сетях с рабочего компьютера. Суд данный довод принял во внимание и отклонил требования работника о признании незаконным сокращения.

Работника за просмотром социальных сетей и развлекательных сайтов с рабочего компьютера застал начальник. В целях проверки активности пользователя работодатель изъял компьютер и исследовал журнал браузера, где были обнаружены ссылки на посещаемые работником страницы сайтов, касающиеся продажи автомобилей, сервисы выбора товаров личного пользования, развлекательные сайты и социальные сети. Суд, рассматривая иск работника о признании незаконным приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности, принял в качестве допустимого доказательства акт осмотра журнала браузера.

Работодатель не нарушает положений статьи 23 Конституции РФ, если:

  • содержание личных писем или аккаунтов в социальных сетях используется только в объеме, достаточном для установления факта нарушения трудовой дисциплины;
  • анализ информации проводился не для установления обстоятельств личной жизни работника;
  • цель анализа — выявление признаков разглашения охраняемой законом информации, нарушения корпоративных кодексов и иных требований закона.

Использование данной информации в иных целях является нарушением неприкосновенности частной жизни.

Видеонаблюдение

Согласно ч.1 статьи 21 ТК РФ работник имеет право на полную достоверную информацию об условиях труда и требованиях охраны труда на рабочем месте.

Поэтому работодатель обязан уведомить работника под роспись о возможности проведения контрольных мероприятий. В частности, в обязательном порядке работников уведомляют о ведении видео- и аудио-наблюдения.

Нарушение данного требования дает право работнику требовать компенсации морального вреда за нарушение его трудовых прав.

Сотрудницы требовали от работодателя принять дополнительные меры по обеспечению безопасности труда. Работодатель в качестве такой меры установил камеры видеонаблюдения в рабочем кабинете, работницы обратились в суд с иском обязать работодателя демонтировать камеры и возместить компенсацию морального вреда. Требования мотивировались тем, что в рабочем кабинете работники переодеваются, обедают, совершают личные звонки по мобильным телефонам, ведут личные разговоры друг с другом, а видеонаблюдение нарушает их право на неприкосновенность частной жизни.

Суд признал правомерность установления видеокамер. Такая мера со стороны работодателя была продиктована обязанностью создать безопасные условия труда. Камеры установлены под давлением самих работниц, которые писали жалобы на небезопасные условия труда, угрожали самоубийством. При установке камер работодатель проинформировал работников о введении видеонаблюдения. Наблюдение велось на рабочем месте, на котором работники осуществляют свои трудовые функции, следовательно, вмешательства в частную жизнь не происходило.

В поликлинике в качестве антитеррористической меры и в целях обеспечения безопасных условий труда установили видеонаблюдение в кабинетах, работники были ознакомлены под роспись с положением о видеонаблюдении, уведомлены о запрете препятствовать работе видеокамер. Одна из работниц посчитала это вмешательством в свою личную жизнь, развешивала перед камерой воздушные шары с целью перегородить обзор. По результатам служебного расследования сотрудница была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде выговора.

Суд, отказывая в удовлетворении иска о признании приказа незаконным. Работница ознакомлена под роспись с положением о видеонаблюдении и обязана была соблюдать нормы ЛНА, а видеозапись рабочего процесса не является раскрытием персональных данных работника и не использовалась для того, чтобы установить обстоятельства частной жизни либо личную и семейную тайну. Видеонаблюдение в кабинетах установлено в целях обеспечения антитеррористической защищенности и безопасности в организации, данные обрабатываются исключительно в объеме, необходимом для достижения указанных целей.

Работодатель вправе контролировать исполнение трудоых функций любыми законными способами, в том числе и контролем за использованием служебной техники, корпоративной почты. Риск раскрытия личной переписки лежит на работнике, если он ведет ее со служебного компьютера или с использованием рабочего почтового ящика, иных средств связи, предоставленных работодателем.

Работодатель не вправе использовать средства дистанционной прослушки или дистанционного доступа к личным мобильным и иным устройствам работника, сомнительно использование клавиатурных шпионов. Более правильным будет применение программных средств для анализа интернет-траффика, использования приложений, аппаратных ресурсов.

ИсторииКак компании следят за сотрудниками

Сервисы оценки эффективности работы становятся всё более востребованы. The Village выяснил, к чему может привести их использование

Верный признак наступления трудных времён — попытки компаний навести порядок в коллективе и закрутить гайки. Как правило, это выражается в более тщательном контроле опозданий, блокировке соцсетей на рабочих компьютерах, а также установке специальных программ, позволяющих отследить, чем занимается человек в офисе. Предполагается, что эти методы помогут повысить результаты работы и узнать наконец, кто из сотрудников больше всех бездельничает. The Village выяснил, какие сервисы используют компании для контролирования работников и к чему это может привести.

Читайте так же:  Гражданский брак имущество

Всё под контролем

За первый рабочий день 2015 года сервис «Стахановец» зарегистрировал больше десяти обращений на развёртывание пилотных проектов. Его директор Андрей Игнатов объясняет это тем, что сейчас компании прощаются с неэффективными кадрами и оставляют сильнейших. Чтобы выявить таких, им нужен инструмент для объективной оценки каждого сотрудника.

С помощью «Стахановца» собственник может узнать, какие программы используют сотрудники и как расходуют своё рабочее время. Отслеживая действия на рабочем компьютере, сервис может заметить утечку данных и предупредить о возможном увольнении. Если, например, сотрудник забивает в поисковике фразу «поиск работы», а затем проводит какое-то время на рекрутинговых сайтах, «Стахановец» сообщает об этом руководителю. То же самое происходит, если же в мессенджере или почтовом клиенте работник пишет слова «база», «откат», а затем заходит в облачные хранилища или файлообменники. Система также может узнать, не использует ли человек рабочий принтер для личных целей, перехватывает сообщения в Lync, записывает звук с микрофона, колонок и пишет видео рабочего стола.

Система также может узнать,
не использует ли человек рабочий принтер для личных целей, перехватывает сообщения в Lync
и пишет видео рабочего стола

По умолчанию детализированная информация о переписке сотрудника не выдаётся — для её просмотра нужно совершить специальные действия. Создатели сервиса предполагают, что работодатель будет прибегать к этому лишь в крайних случаях, когда есть риск утечки, а в остальное время довольствоваться отчётами программы. «Нужно понимать, что она (информация о личной переписке) в любом случае собирается браузером, почтовыми клиентами и операционной системой. Даже у сисадмина в компании есть возможность просмотреть весь архив», — говорит сооснователь компании Михаил Яхимович. Клиенты порой сообщают ему, что решение помогло найти сотрудников, которые сливали базы данных и условия сделок третьим лицам.

Возможно и скрытое, и открытое использование решения. Во втором случае сотрудник сам выбирает время, когда его работа будет контролироваться. «Мы всегда рассылаем клиентам шаблоны приказов — документов о том, что сотрудник согласен на сбор информации с его рабочего компьютера, — говорит Яхимович. — Мы считаем, что все сотрудники должны быть оповещены о том, что происходит». Иногда сами работники приветствуют установку программы. Многие сталкиваются с тем, что их коллеги работают меньше на работе, а получают такую же зарплату.

Однажды после установки «Стахановца» компания выяснила, что их сотрудники вообще ничего не делают по работе. Одно подразделение расформировали, перебросили людей в другой отдел. Три месяца они ходили на работу, ничего не делали и получали зарплату. Другой случай — дизайнер систематически не выполнял работу вовремя, но шесть часов в день учился играть на гитаре. Установка решения на одно рабочее место стоит примерно тысячу рублей. Сейчас выручка компании в России составляет 1,5 миллиона рублей в месяц. Она также работает в Беларуси, Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и на Украине. Число её клиентов перевалило за тысячу.

Фото: shutterstock.com

Проблемы с законом

Но пользоваться подобными сервисами компаниям стоит очень осторожно: вместо повышения эффективности они могут привести к проблемам с законом. Директор юридической фирмы «Интернет и право» Антон Серго говорит, что существует тонкая грань между контролем работодателя за выполнением работником своих должностных обязанностей и сбором сведений о частной жизни лица (последнее недопустимо). По его словам, защита частной жизни является более приоритетной, поэтому в случае привлечения к конфликту правоохранительных органов работодатель окажется в менее выгодном положении.

Если человек ведёт личную переписку с рабочего компьютера,
а работодатель её читает, ответить
за это могут оба

Рискуют обе стороны: работник может быть уличён в непорядочности, а работодатель — в незаконной деятельности с ответственностью вплоть до уголовной (нарушение неприкосновенности частной жизни, нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений). Иными словами, если человек ведёт личную переписку с рабочего компьютера, а работодатель её читает, ответить за это могут оба (сотрудник — за безделье, а собственник — по ст. 137–138 УК РФ).

Эффект присутствия

Чтобы избежать неловких ситуаций, создатели сервиса CrocoTime не дают начальникам возможности читать личные письма и следить за сотрудниками через веб-камеры и аудиовыходы. По мнению основателя компании Александра Бочкина, такие функции нарушают права работников и деморализуют коллектив. Начальник может узнать об эффективности работы каждого подчинённого, а при необходимости сможет посмотреть документы и программы, которые использовал сотрудник. «Нам кажется, что в таком ритме сотрудникам работается гораздо комфортнее, а руководитель получает достаточно информации, чтобы делать выводы о работе коллектива», — говорит Бочкин.

Один из клиентов сервиса, начальник отдела кадров B2B-Center Алина Искендерова, говорит, что программа используется для корректного расчёта заработной платы в случае отсутствия работника. «Теперь, если кто-либо из сотрудников не выходит на работу, система учёта рабочего времени фиксирует это, — рассказывает она на сайте компании. — Статистика CrocoTime обновляется раз в пять минут, и мы можем оперативно связаться с руководителем отдела и выяснить причину отсутствия подчинённого».

Есть и другие способы отследить присутствие человека в офисе. Сервис «Босс Контроль» подключается к турникетам на входе и предоставляет начальству подробные отчёты о том, когда сотрудники были на месте, пришли ли они вовремя, не отлучались ли слишком часто на перекуры и не сбежали ли из офиса раньше времени.

Фото: shutterstock.com

Выполнение плана

Однако наличие человека на рабочем месте вовсе не означает, что он занят делом. Программы управления проектами помогают отследить, насколько эффективно человек справляется с поставленными задачами.

На рынке есть множество систем, позволяющих узнать, кто из сотрудников не успевает сделать работу вовремя. К примеру, Максим Нальский в 2010 году создал программу Pyrus для управления проектами своей IT-компании. Её интерфейс похож на электронную почту, но вместо писем он отправляет задачи сотрудникам. «Для нас это форум для внутреннего общения, который позволяет сфокусироваться на работе. В социальных сетях много внешних раздражителей, в почте — спама», — говорит заместитель финансового директора компании «Стильные кухни» Ирина Молчанова, которая использует сервис . Программа позволяет упорядочить рабочую переписку и расставить приоритеты в процессе выполнения разных задач. Эту систему уже используют около 100 тысяч пользователей.

В крупных компаниях работники срывают дедлайны 45 % задач,
в компаниях поменьше — около 70 %

Pyrus также позволяет отслеживать, выполнили ли сотрудники поставленные задачи в срок. Статистика неутешительная: в крупных компаниях работники срывают дедлайны 45 % задач, в компаниях поменьше около 70 % работы выполняется позже, чем нужно.

По словам бизнес-консультанта Игоря Рызова, в использовании таких программ есть и положительная, и отрицательная сторона. Благодаря им начальник видит более-менее реальную картину того, как работают его сотрудники. При этом тотальный контроль порождает обман. «Нужно понять, что человек не робот. Он не может весь день заниматься одним и тем же, потому что есть такие факторы, как переключение внимания и утомляемость», — говорит эксперт.

[1]

По его мнению, при использовании подобных сервисов, во-первых, необходимо предупредить людей об этом, чтобы не нарушать личных прав подчинённых. Во-вторых, вместо того, чтобы бороться с современными коммуникативными инструментами, нужно научить людей использовать их для работы. Например, соцсети позволяют получать информацию от своих контрагентов и налаживать переговорные процессы. Рызов предлагает вспомнить опыт советских НИИ, где стояли теннисные столы и висели мишени для игры в дартс. «Если сотрудники будут отвлекаться на такие активности раз в полтора часа, это обеспечит эффективную командную работу и в разы повысит работоспособность, — говорит он. — Потому что такие вещи, а вовсе не тотальный контроль, повышают мотивацию».

Читайте так же:  Обязательна ли страховка

Обязан ли руководитель контролировать сотрудника, находящего в отпуске по болезни?

Всем добрый день!

Как бы странно ни звучал такой вопрос. Обязан ли начальник контролировать сотрудника, который находится на больничном?

Ситуация такая, сотрудник сообщает о том, что он открыл больничный лист, обычно это дней 7-10, банальная ситуация. А дальше начинается. Периодические смс и звонки от начальника с вопросом «когда ты выйдешь на работу? что там у тебя? сколько еще?» Правомерно ли это со стороны начальства? Ведь было сообщено день в день, что открыт больничный. С какой целью можно задавать такие вопросы? И как можно грамотно пресечь такое поведение?

Поделитесь опытом, это вообще нормальная ситуация или нет? Лично я с таким поведением в своей рабочей практике столкнулась впервые.

Спасибо за ваши мнения! Я вижу, что большинство все-таки за то, что это ненормальная ситуация. Я тоже склоняюсь к этому. Все-таки ответственный взрослый человек в состоянии сам вовремя выйти на работу, без лишних напоминаний. Ведь речь идет о периоде 7-10 дней, это не так уж и много, чтобы контролировать человека!

А что ненормального в поведении руководителя? Что значит с какой целью задавать вопросы? Он руководитель. Его основная обязанность — держать под контролем своих подчиненных и ситуацию в отделе, или что там у Вас. Все правильно делает, раз интересуется текущей ситуацией. И если вы не в коме лежите, что мешает нормально ответить, как вы себя чувствуете и каков прогноз? Может, Ваш руководитель не совсем корректно свои вопросы формулирует, но это уже не вопрос воспитания.

Я тоже однажды на месяц в больницу попала, и мой шеф каждый день звонил и ныл, как ему без меня тяжело и когда же я выпишусь. При этом раз в неделю приезжал навестить с бананами-апельсинами.

Мы с Вами о разных вещах подумали. Держать под контролем — задача руководителя. Ему приходится перекладывать обязанности болеющего сотрудника на других, и они тоже вправе хотя бы примерно представлять, сколько это будет длиться. Договориться с болеющим сотрудником время от времени созваниваться для понимания текущей ситуации — это правильно. Звонить каждый день и орать «сколько можно болеть» — неправильно.

Кстати та контора, о которой я написала, была меганормальной. Мне выплатили не только больничный, до и за часть дней доплатили до оклада за счет компании. Плюс получила выплату от страховой компании по страховке, которую так же оплачивала компания (у меня была травма). Не говоря уже о бесконечном паломничестве коллег, желающих проведать.

Но, конечно, если вы свою работу ненавидите, начальник козел, а коллеги придурки, то ясное дело неприятно с ними вообще общаться, тем более болеючи. Только хорошие специалисты в таких конторах не работают.

ну это от организации.

если бухгалтерия ата-та, хочешь не хочешь будешь контролировать.

Вообще — чисто по-человечески — сообщить об уходе на больничный нужно (в некот. организациях это даже в пвтр-ах прописано) и примерный срок болезни — тоже сообщить нужно, и далее — по мере необходимости (если болезнь затянулась, к примеру) сообщать.

Самому РД — названивать работнику во время нахождения последнего на больничном , требовать от работника отчетов о диагнозе, самочувствии и т.д. в период временной нетрудоспособности (кот. в итоге будет оплачен фсс — это НЕ рабочее время) — вот с этим со всем, друзья мои — Работодатели — можно очень даже доиграться.

1) в соответствии с п. 8 ст. 9 «Закона об информации» ЗАПРЕЩАЕТСЯ требовать от гражданина предоставления информации о его частной жизни, в т. ч информации, составляющей ЛИЧНУЮ и семейную тайны, и получать такую информацию помимо воли гражданина, если иное не предусмотрено федеральным законом.

2) согласно п. 9 ст. 86 ТК РФ работники имеют право на сохранение и защиту тайны.

3) в соответствии со ст. 10 «Закона о персональных данных», работодателю ЗАПРЕЩЕНО обрабатывать данные о состоянии здоровья работника, за исключением обработки персональных данных для защиты жизни работника, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц, когда получение согласия субъекта персональных данных невозможно (подп. 3 п. 2 ст. 10 Закона).

Видео (кликните для воспроизведения).

Т.е., если это не травма на производстве, заболевание работника не повлечет за собой угрозу жизни работника, здоровья или иных жизненно важных интересов других лиц, и работник самостоятельно не изъявлял желания отчитываться о своем здоровье перед РД каждый Божий день — такие «проверочки» неправомерны, априори.

Источники


  1. Жан, Мишель Ламбер Маленький судья / Жан Мишель Ламбер. — М.: Прогресс, 2016. — 352 c.

  2. Лазарев, В. В. История и методология юридической науки. Университетский курс для магистрантов юридических вузов / В.В. Лазарев, С.В. Липень. — М.: Норма, Инфра-М, 2016. — 496 c.

  3. Все о пожарной безопасности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. — М.: Альфа-пресс, 2013. — 480 c.
  4. Жилина, Е. А. Юридическая служба предприятия: cоздание и управление / Е.А. Жилина. — М.: КноРус, 2010. — 168 c.
Начальство следит за работниками. законно ли это
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here