Дачников могут лишить крыши над головой

Полная информация в статье на тему: "Дачников могут лишить крыши над головой" с объяснением от специалистов. По всем вопросам обращайтесь к дежурному специалисту.

Подмосковные дачники просят президента защитить их от бюрократов

В центре Москвы прошел митинг дачников Сергиево-Посадского района. Собравшиеся на Тверском бульваре люди требовали от властей защитить их право на частную собственность.

Как отмечают организаторы акции, конфликт вокруг дачного некоммерческого товарищества (ДНТ) “ Радонежские просторы ” и еще четырех ДНТ длится не первый год. Земли, на которых расположен поселок, были приватизированы и распроданы еще 15 лет назад. За это время там поселились порядка 900 семей. «Последние два года мы пытаемся защитить свою собственность от периодических нападок Министерства культуры, прокуратуры и местных чиновников. Дело в том, что в преддверии 700-летия Сергия Радонежского частью археологов был поднят вопрос о “ достопримечательном ” статусе этих мест. Якобы несколько сотен лет назад тут находились памятники архитектуры, связанные с жизнью Сергия Радонежского»

, — отмечают дачники.

По их словам, самих памятников уже давно не существует — в советские годы это были совхозные земли, на которых располагались яблоневые сады. Затем сады были поделены на паи и розданы колхозникам, которые в свою очередь приватизировали и перевели в статус земель под дачное строительство. Люди свободно покупали участки, получали на земли и строения документы о государственной регистрации, и до прошлого года никто не предполагал, что кусок земли в 7 км от Радонежа может быть объектом культурного наследия.

Как отмечают дачники “ Радонежских просторов ” , в 2013 году прокуратура и Минкульт представили в суд черновик документа Мособлсовета от 1986 года, по которому значится, что 8 тыс. га земли вокруг Радонежа — охранная зона, а в ней расположены 287 археологических объектов — древние дороги, селища, могильники. Однако, по их словам, более 20 лет эта территория жила своей жизнью — были построены трасса “ Холмогоры ” , населенные пункты, больницы, пионерские лагеря, совхозы и предприятия. Распоряжение Мособлисполкома так и осталось “ внутренним ” и даже его подлинник затерялся. Археологических раскопок на этой территории не производилось, а найденные в исторических бумагах памятники не были поставлены на государственный учет. Именно поэтому ни в кадастре, ни в реестре не упоминается, что земля находится в охранной зоне. Тем не менее, более 5 тыс. дачников из нескольких ДНТ столкнулись с реальной угрозой потери своих участков.

Разрешить конфликт может проект «достопримечательного места», по которому возможно введение ограничений на застройку при сохранении уже существующей частной собственности. Чиновники из Министерства культуры представили вариант такой разработки в Общественную палату РФ. Он сохраняет на территории поселка уже построенные дачные домики, а собственники, которые еще не успели застроить свои земельные участки, будут введены «в ландшафт». «Мы восприняли это предложение, как издевательство и вышли на улицы»

, — отмечают участники акции.

Всю прошлую неделю проходили одиночные пикеты у зданий Министерства культуры и правительства Московской области. А 17 февраля более ста человек собрались недалеко от здания Министерства культуры РФ и подписали коллективное обращение к президенту с просьбой защитить их от бюрократического произвола. «Мы и наши родственники стали заложниками бюрократической машины современной России. Имея все документы и права на собственность, зарегистрированные государством (у всех дачников есть свидетельство о собственности и кадастровый паспорт), мы в одночасье и без всякой компенсации можем лишиться крыши над головой»

, — говорится в обращении к президенту.

Дату слушаний по делу о признании недействующим решения исполнительного комитета Мособлсовета от 12 июня 1986 года Верховный суд назначит 19 февраля.

«Я живой, но мертв». Кто и как помогает оказавшимся без крыши над головой

Неряшливо одетые, ищущие еду в мусорных контейнерах, ночующие у теплотрасс — встретив таких людей, многие стараются обойти их стороной. «Бомж» — приговор, отрезающий все пути к возвращению в общество. О том, что жизнь на улице — не у всех выбор, а результат трагедии, — задумываются единицы.

Как люди оказываются на обочине жизни и почему им сложно вернуться в общество, Сирень Бабаева, корреспондент «АиФ — Тюмень», узнала у директора автономной некоммерческой организации «Центр развития социальных проектов Тюменской области « Милосердие» Эдуарда Ахкямова и председателя совета Центра Андрея Якунина.

Сирень Бабаева, «АиФ-Тюмень»: Скажите, бездомные сами обращаются в ваш центр за помощью?

Эдуард Ахкямов: По-разному, кто-то приходит сам, кого-то приводят добровольцы. Звонят неравнодушные люди, которые увидели в подъезде бездомного и просят забрать, в этом случае выезжает социальный экспресс. Бывает, привозят к нам, а мы не можем принять человека по состоянию здоровья, тогда отправляем в больницу. Пока его лечат, мы параллельно занимаемся восстановлением документов.

Вообще у нас временное проживание, но никто не выгонит людей через месяц или два, у нас можно жить до тех пор, пока человек не устроится в жизни. Мы им помогаем восстановить документы, оформить инвалидность, пенсию, получить медпомощь, найти работу или определяем в дома-интернаты тех, кто в этом нуждается.

— Много людей проходит через приют?

— Ежегодно через нас проходит около 2 тыс. бездомных, 300-320 человек получают временное проживание. В среднем человек живет у нас три месяца, но может задержаться и дольше. Приют рассчитан на 96 мест, зимой наполняемость всегда больше. Лучше уж у нас в тесноте, чем на морозе.

А почти за 25 лет существования нашего приюта через нас прошли тысячи людей. Центр был основан в 1994 году, как социальная гостиница. Его создавали временно, но у нас не бывает ничего более постоянного, чем временное. Тогда по всей стране на улицы просто хлынула волна бездомных. Нужно было что-то делать, создать для них крышу.

— Но, несмотря на то, что бездомным готовы дать крышу над головой, еду, некоторые из них предпочитают оставаться на улице. Почему?

Читайте так же:  Неоспоримое право на наследство, вопреки завещанию

— Да, есть такие люди, они не приемлют никаких правил, распорядков, им нужна свобода. Даже попадая сюда, они убегают. Туда, где можно вести любой образ жизни, делать все, что хочешь.

— А какие у вас правила?

— Нельзя употреблять спиртное, есть режим: постояльцам нужно содержать в чистоте и порядке хотя бы свое спальное место. Мы их просим убирать за собой, обслуживать себя. Если он куда-то уходит, должен говорить, куда направляется, когда вернется.

[2]

— Бывают «постоянные» клиенты?

— Да, есть такие, без них никуда. Часто это инвалиды, которые никуда не могут устроиться на работу. Летом уходят, к осени приходят, пережидают здесь холода и снова уходят.

Вместо санатория — в ночлежку

— А почему люди оказываются на улице?

— Причины у всех разные, здесь нельзя говорить обо всех по судьбе одного. До сих пор отзывается эхо 90-х, когда люди теряли работу, бизнес, жилье. В основном у нас люди старше 40-50 лет, как раз те, кто попал под этот «замес». Есть и те, кто оказался на обочине жизни из-за употребления спиртных напитков. Согласно статистике, 80% бездомных — те, кто вышел из мест лишения свободы. Они не нужны родственникам, у них потеряны все социальные связи.

Кто-то приходит к нам после того, как их выгнали из дома родственники, кто-то лишился крова после пожара. Недавно был мужчина, который как раз оказался у нас после того, как потерял все свое имущество в огне.

— Удается вам отследить судьбы тех, кто проживал у вас, а потом вернулся к нормальной жизни?

— Да, с некоторыми постояльцами мы периодически встречаемся. Недавно в приют приходила женщина, она когда-то жила у нас. Сейчас вернулась к нормальной жизни, у нее есть муж, они снимают квартиру. Кстати, с супругом познакомились здесь, в приюте, и вместе ушли. Периодически она приходит к нам, навещает постояльцев, помогает, чем может.

— Как она оказалась в приюте?

— Жила с гражданским мужем, когда он умер, его дети выгнали ее из квартиры, так она оказалась на улице. Кстати, такие ситуации не редкость. Иногда жизнь складывается так, что в один миг человек оказывается на улице.

Случаи бывают и трагические, и курьезные. Например, много лет назад к нам пришел мужчина со свидетельством о своей смерти на руках. Жил он в частном доме, выпивал. Уехал в другой город, дома оставил товарища. Случился пожар, друг погиб в огне. Сестра, приехавшая на место происшествия, в трупе признала родного брата и «похоронила». Когда он, живой, пришел к ней, она не приняла его.

Сказала: « Зачем ты мне пьющий? Квартиру, оставшуюся от мамы, с тобой еще делить » и выгнала его на улицу. Так он попал к нам. Целый год через Москву мы восстанавливали его документы, а в подобных случаях сделать это очень непросто. За это время мужчина каким-то образом устроился работать в морг, решил, что раз официально его нет в живых, то там и можно поискать работу. Ему удалось неплохо заработать, он начал снимать квартиру, женился, а потом и с сестрой помирился.

А как-то у нас оказался дедушка. Ехал он поездом в санаторий на отдых. В Тюмени состав сделал остановку на полчаса. И тут дед вспомнил, что в молодости он покупал отменную рыбу в магазине «Океан». Так ему захотелось сбегать за ней, но нужного магазина на привычном месте не было. Пока он искал — поезд ушел без него. Без документов, без вещей пожилого доставили к нам. Вместо санатория он оказался в ночлежке для бездомных. Прожил у нас две недели, пока искали его вещи, документы в Тюмень везли. Потом дед поехал в санаторий догуливать оставшееся время.

Мужчины — слабее

— Существует мнение, что те, кто оказался на улице, потом просто не хотят возвращаться к нормальной жизни, согласны с этим?

— Да, человека можно обуть, одеть, накормить, но это не означает, что он тут же вернулся к нормальной жизни. Помимо внешних изменений у него происходят и внутренние перемены. Как говорят ученые, сколько времени человек скатывался до такой жизни, столько же времени ему нужно, чтобы вернуться в социум. Переделать его сразу невозможно, если он пять лет прожил на улице, то его нужно снова адаптировать к обществу, правилам. У нас одна женщина жила под железнодорожным мостом 15 лет. Мы ее уговаривали уйти оттуда, она не хотела. Мы привезем ее, она обратно убежит. В конце концов год у нас прожила, а потом мы отправили ее в интернат.

«Некоторые социальные барьеры просто сносятся. Человек уже просто не ощущает потребности умыться, причесаться, для него это каторга. Бывают люди и с психическими отклонениями. За ними некому ухаживать, поэтому они ходят по улицам, никому не нужные»: присоединяется к беседе председатель совета Центра Андрей Якунин.

— А кого больше среди бездомных — мужчин или женщин?

— По статистике, 85% бездомных — это мужчины, но они говорят, что во всем виноваты женщины (смеется). Представительницы слабого пола все же более стрессоустойчивы, лучше приспособлены к жизни, они — хранительницы очага, на них воспитание детей. У них другой уровень ответственности. Конечно, и женщины тоже оказываются на улице, но все же они сильнее, им удается найти выход из любого положения. Мужчины, к сожалению, слабее и чаще сдаются.

— С осени 2017 года у приюта поменялись форма собственности и название, а что еще изменилось?

«До октября 2017 годы мы назывались «Центр БОМЖ». Осенью мы стали автономной некоммерческой организацией «Милосердие». Изменение названия тоже много значит. «Центр БОМЖ» звучал как приговор. Человек пришел к нам — и вот он бомж, пути назад нет. Это было своеобразной стеной между бездомными и обществом. Когда мы говорим центр «Милосердие», то уже меняется контекст. Человек ожидает получить поддержку, помощь. У него есть ожидания того, как он может выстроить свою жизнь в дальнейшим, — отмечает председатель совета Центра. — С переименованием у нас появилось добровольческое движение, чтобы помочь бездомным мог любой горожанин. Жители могут сообщить нам, где бездомные, испечь для них что-то, поделиться ненужной одеждой, подвезти уже чистого, умытого, приодетого бездомного в интернат или до больницы. Сейчас у нас около 50 волонтеров и мы будем рады, если к нам будут еще присоединяться. Создана такая служба для того, чтобы снести эту стену между обществом и бездомными. Мы хотим показать, что бездомные — это такие же люди, только оказавшиеся в непростой жизненной ситуации, и они могут вернуться к нормальной жизни, если помочь им, а не отворачиваться. Они так же страдают, переживают, чувствуют. Не зря ведь говорят: от тюрьмы и от сумы не зарекайся, у нас тут те, кто и из тюрьмы, и с сумой».

Читайте так же:  Оформляя инвалидность, вы получили отказ. что делать

— А сами бездомные чем-то занимаются? Выполняют какую-то работу?

«У нас нашлись девочки-мастерицы, которые проводят мастер-классы для бездомных. Теперь наши постояльцы делают игрушки для детей для развития мелкой моторики, изготавливают своими руками шкатулки, ключницы. Это помогает вернуть им вкус к жизни, почувствовать себя нужными, полезными. Мы хотим, чтобы люди взглянули по-другому на бездомных. Если мы от них отвернулись, они не видят возможности вернуться в нормальную жизнь», — резюмирует Андрей Якунин. По его словам, в обществе предвзятое отношение к людям, оказавшимся на улице: «вроде борются за толерантность, призывают быть терпимее к тем же сексуальным меньшинствам, но от людей, попавших в трудную жизненную ситуацию и оказавшихся на улице, отворачиваются навсегда, им не дают шанса вернуться в общество. Между тем жизнь на улице для многих не выбор, а в каком-то смысле — судьба. Есть у нас подопечные, которые оказались ненужными с рождения. Например, молодой парень, рос в Доме малютки, потом была детская колония, затем тюрьма, после освобождения — жизнь в канализационном люке, пока сюда не привезли».

Также Андрей Якунин подчеркивает, что не нужно осуждать бездомных: «Вы испытывали в своей жизни хоть часть того, что пришлось пережить этим людям? И как вы можете судить того, кто изначально был лишен материнской любви, семьи, дома. Об этом мало кто задумывается, проще навесить ярлыки — неудачники, алкоголики, слабаки — и самоутвердиться: вместо того чтобы открыть свое сердце для милосердия, многие предпочитают отгородиться».

Дачников могут лишить крыши над головой

Чтобы не лишиться домов на дачных участках после того, как вступят в силу изменения в Градостроительный кодекс РФ и иные законодательные акты РФ, нужно предпринять ряд действий. Это касается тех домов, которые продолжают строиться. И в первую очередь, поставить строящийся дом на учет в Службе кадастра.

Успеть до окончания постройки?

Чтобы дом не был признан самовольной постройкой, необходимо уведомить о том, что вы планируете возводить его, до начала возведения. Можно это сделать как лично, так и онлайн – через личный кабинет на портале Госуслуг. Вам нужны будут: документ, удостоверяющий личность (для доверенных лиц потребуется наличие доверенности), бумаги, подтверждающие право собственности на земельный участок, а также описание внешнего облика вашего дома. В нем должны содержаться как текстовая, так и графическая части.

В зависимости от места расположения земельного участка, собственнику может потребоваться получить согласие от аэродрома или Федерального агентства по рыболовству. Строительство следует начинать лишь после того, как все необходимые разрешения получены.

Это все? Или нужно еще что-то сделать?

Получить разрешение на строительство – это только половина дела. Правильно оформить уже построенный дом не менее важно. Прежде всего оплачивается госпошлина для регистрации права. Также необходимо изготовить технический план. Делается это кадастровыми инженерами. Чтобы заказать техплан, нужно в личном кабинете на портале Госуслуг создать соответствующую заявку. Она уведомляет кадастровых инженеров о том, что параметры возведенного дома полностью соответствуют планируемым.

Поставить на учет дом – это не все. Если дом стоит на кадастровом учете, но не внесен в ЕГРП, то участок может быть изъят вследствие признания его бесхозным. До тех пор, пока право собственности не зарегистрировано, собственника у дома юридически нет. Такие участки, которые не используются землевладельцами, по заданию Президента РФ должны быть изъяты, чтобы продать их с аукциона и вернуть сельскохозяйственные земли в огромном количестве.

Госпошлина для регистрации права собственности составляет 350 руб. Это сумма для физических лиц. Юридическим лицам придется заплатить 22 000 руб.

Регистрация права частной собственности на вновь построенный дом – дело не быстрое, может занять около трех месяцев. Добавьте сюда время, которое займет строительство дома, и вы получите окончательный срок.

Северный дачник — Новости, Каталог, Консультации

Дачники Подмосковья могут лишиться участков из-за махинаций

Во вторник в Истринском городском суде будет слушаться дело по иску москвича Сергея Кокарева, требующего устранить кадастровую ошибку, из-за которой его участок в подмосковном Нахабино был продан повторно. Владельцем недвижимости Кокарева стало ЗАО «Виктори Эссет Менеджмент», оно подало встречный иск и намерено отстаивать права на собственность. Этот случай может стать прецедентом — на месте пострадавшего хозяина участка и дома могут оказаться еще 13 владельцев недвижимости в садоводческом некоммерческом товариществе (СНТ) «Березка». «Известия» выясняли, кто стоит за махинациями с дорогостоящей подмосковной землей и почему такая ситуация вообще стала возможна.

«Привет» из 1990-х

Граждане, получившие права на собственность в начале 1990-х годов по законам, действовавшим в СССР, могут лишиться своей земли, дома и бизнеса. История москвича Сергея Кокарева — это типичный «привет» из 1990-х.

— Проблема передела собственности стоит очень остро. Законодательство в сфере землепользования меняется регулярно, и каждое нововведение приоткрывает возможность для рейдерства. Все, кто получил собственность в начале 1990-х, могут быть лишены ее, так как тогда не существовало сегодняшних правовых норм, — пояснил «Известиям» председатель президиума столичной коллегии адвокатов Георгий Зубковский.

[1]

Видео (кликните для воспроизведения).

В Красногорском районе Подмосковья недалеко от поселка Нахабино есть садоводческое некоммерческое товарищество «Березка». В последнее время над ним нависли тучи: вдруг появились два претендента на обустроенные дачниками земли. Ровно посередине дома бывшего сотрудника Научно-исследовательского института авиационной промышленности Сергея Кокарева теперь проходит новая граница участка.

Читайте так же:  Топ 3 способа лишиться своей квартиры

В 1990-е годы Сергей оставил оборонку и занялся частным бизнесом. Построил свой дом, где и живет со своей семьей. И вот теперь может стать первой жертвой начавшегося передела собственности, за которым стоят новые хозяева элитных подмосковных земель. В 2008 году Сергей Кокарев, как и другие хозяева участков, узнал, что кроме него право собственности на землю зарегистрировано и на ЗАО «Управляющая компания «Виктори Эссет Менеджмент». Именно по заявлению этой компании началась проверка Государственного земельного контроля управления Федерального агентства кадастра объектов недвижимости Московской области. Нарушений в документах на права собственности комиссия не выявила, но зафиксировала, что часть участка Сергея почему-то принадлежит ЗАО «Управляющая компания «Виктори Эссет Менеджмент».

Летом 2016 года Сергей Кокарев подал иск в Истринский районный суд, надеясь исправить кадастровую ошибку. В свою очередь, ЗАО «Управляющая компания «Виктори Эссет Менеджмент» подало встречный иск с требованием освободить занимаемый участок от построек. То есть в переводе с языка юристов от Сергея требуют, чтобы он собственными руками снес свой дом. Окончательное решение будет вынесено 21 марта 2017 года.

В случае признания правоты ЗАО «Управляющая компания «Виктори Эссет Менеджмент» семья из трех человек окажется без крыши над головой. Соседи Сергея по даче предполагают, что его дом выбран в качестве опытного образца. Если с ним получится, то действие прецедента может распространиться еще на 13 подобных участков, на которых живут и ветераны боевых действий, и многодетные семьи.

Кто хочет заломать «Березку»

История «Березки» началась в 1993 году, когда десяток людей получили садовые участки в СНТ от колхоза «Путь к коммунизму». Основанием стало постановление главы администрации Красногорского района Московской области от 23 февраля 1993 года № 143/1-3. Проект планировки и застройки земельных участков был утвержден отдельным постановлением № 918/10 от 10.10.1994 года главы администрации Красногорского района г-ном Попковичем и подписан управляющим делами администрации Красногорского района господином Борисом Рассказовым.

В протоколе отвода земельного участка под СНТ «Березка» в апреле 1991 года эта территория значилась как заболоченный луг. Новым садоводам выдали свидетельства о праве собственности, в которых было указано, что участки не имеют обременений. С этого момента земли СНТ «Березка» никакого отношения к колхозу не имели.

— Этот заболоченный луг предстояло осушить, и только потом мы смогли провести газ, подвести дорогу и начать строить дома, — пояснил Сергей Кокарев. — Понадобилось не менее пятидесяти «КамАЗов» земли, чтобы осушить болото.

В истории с повторной продажей земли главную роль сыграло руководство племзавода «Слободской», который был создан на месте обанкротившегося колхоза «Путь к коммунизму». На 80% племзавод принадлежал известной ООО «РАО МЭС», а среди аффилированных с компанией лиц значился отсидевший и неоднократно обвинявшийся в мошенничестве Виталий Кириллов, а также несколько чиновников федерального уровня.

Когда в 1990-х умирающий колхоз «Путь к коммунизму» преобразовывался в ЗАО «Племзавод «Слободской», при смене формы собственности где-то «потерялись» 132 га земли. Зачистка сельхозземель под застройку коттеджными поселками началась с судебной тяжбы между бывшими работниками колхоза «Путь к коммунизму» и руководителем колхоза Юрием Масляным.

Каждый бывший колхозник получил имущественный и земельный паи. Земельные доли были предоставлены в коллективно-долевую собственность каждому члену колхоза. Причем землю передавало государство в порядке приватизации. Однако в 1999 году, заручившись поддержкой со стороны истринской районной администрации, прежний руководитель АОЗТ «Племзавод «Слободской» Николай Колотий, получив на руки в районном комитете по землеустройству свидетельство на право собственности граждан на земельные доли, стал оформлять землю бывших колхозников без согласования с ними в собственность ЗАО «Племзавод «Слободской».

Оформление земли производилось на основании сфальсифицированных и позже признанных недействительными судом документов (есть в распоряжении «Известий»). С 1999 по 2008 год Колотий и другие лица зарегистрировали земельные паи акционеров в регистрационной палате на ЗАО «Племзавод «Слободской» и путем образования фиктивной задолженности общества перед кредиторами довели общество до банкротства. Затем земельные участки были проданы ряду фирм и предприятий.

Во время процедуры банкротства сельхозпредприятия организаторы рейда всячески задабривали колхозников, раздавали им обещания и уверяли в реальности планов по восстановлению развалившегося предприятия. По неосторожности кризисный управляющий Котков, раздавая колхозникам свои визитки, не учел, что на них указан номер адвокатской конторы «Тарло и партнеры», представлявшей интересы ЗАО «Племзавод «Слободской». И вот здесь появилась фигура адвоката Евгения Тарло.

Кто стоит за «Виктори Эссет Менеджмент»

По данным «СПАРК-Интерфакс», фирма, претендующая на земли СНТ «Березка», принадлежала ООО «Техинвест» (99,99%), которое в 2007 году было преобразовано в ООО «Алькон» и в прошлом году перестало вести финансово-хозяйственную деятельность. При этом «Виктори Эсстет Менеджмент» регулярно проводило ротацию руководства. Например, в 2009 году генеральным директором был некто Дмитрий Соколов, ставший владельцем нескольких сотен дорогих участков в Московской области.

Примечательно, что через некоторое время Соколов фигурировал уже как сотрудник адвокатского бюро «Тарло и партнеры». Именно эта компания, как выяснили «Известия», и стоит за притязаниями на недвижимость в престижном Истринском районе Подмосковья. «Тарло и партнеры» — это компания, имеющая опыт работы по спорным разбирательствам с элитной недвижимостью.

Ранее «Известия» писали о попытке рейдерского захвата другого лакомого куска недвижимости Подмосковья ЗАО МЖК «Росинка». Адвокаты «Тарло и партнеры» тогда выступили на стороне кипрских юристов Неоклеусов, которые и пытались отнять у законных хозяев семейный бизнес братьев Захаровых.

В кругах подмосковной элиты компания «Тарло и партнеры» была хорошо известна. На момент разбирательства с колхозниками Евгений Тарло уже был советником губернатора Московской области Бориса Громова, а также являлся зятем ключевой тогда фигуры на рынке подмосковной земли — областного министра экологии и природопользования Аллы Качан.

Собранные редакцией материалы позволяют предположить, что за два года «антикризисные менеджеры», поставленные Евгением Тарло во главе ЗАО «Племзавод «Слободской», оформили в собственность всю землю колхоза, а потом продали большую ее часть аффилированным структурам, создавая цепочку из так называемых добросовестных приобретателей. Все сделки по отчуждению земли, реально принадлежащей колхозникам, одобрялись администрацией Истринского района.

Читайте так же:  Свидетельство бортпроводника нового образца

Первые попытки колхозников защищать свои интересы в суде увенчались успехом в ноябре 2004 года. Тогда Истринский городской суд Московской области по иску граждан — собственников земельных долей принял решение о признании недействительным зарегистрированного права собственности ЗАО «Племзавод «Слободской», его «дочек» и других юридических лиц.

Суд установил незаконность оформления земельных участков в собственность ЗАО, а впоследствии передачу этих участков другим лицам. Однако уже 14 декабря 2004 года, рассмотрев всего за пять минут кассационные жалобы ЗАО и других ответчиков, Московский областной суд отменил решение Истринского суда и направил дело на новое рассмотрение. А судья Олег Маслов, который в Истринском суде 1 ноября 2004 года принял справедливое решение, был вскоре лишен полномочий федерального судьи.

Как сообщил «Известиям» генеральный директор ЗАО «Управляющая компания «Виктори Эссет Менеджмент» Александр Мехоношин, «нам прискорбно, что имя нашей компании связывается с явлением рейдерства».

«Хотели бы обратить внимание, что это гражданин-истец, а не мы обратились в суд с иском о признании нашего права отсутствующим. Мы являемся по делу ответчиками. Отдельно хотелось бы отметить, что истец не защищает права на свои земельные участки площадью 40 соток в Красногорском районе, а требует аннулировать наши права на земельный участок площадью 3 га в Истринском районе, что само по себе вызывает вопрос о действительных намерениях гражданина-истца», — говорится в ответе на запрос «Известий».

Кроме того, Александр Мехоношин отметил, что «коллегия адвокатов «Тарло и партнеры» не имеет никакого отношения к данному делу, кроме того, что адвокаты «Тарло и партнеры» Виталий Корыстов и Алексей Попов представляют наши интересы в суде».

Законодательный лабиринт

Председатель президиума столичной коллегии адвокатов Георгий Зубковский объяснил, что в начале 1990-х земли выдавались без привязки к территории, без плана. Это и привело к многочисленным мошенничествам. К середине 1990-х законодательство изменялось, и собственникам стали выдавать свидетельства с договором и с привязкой к земле.

— Позже появилась практика давать земли с межеванием, с границами. Новые главы администраций стали мошенничать и перепродавать эти земли другим субъектам, а собственники — оспаривать эти действия. Но процедуру осложнял тот факт, что земли сельхозназначения не переводили в состав поселковых, законодательство этого не предусматривало, — пояснил адвокат. — Теперь же многие эти земли все-таки перевели из одного статуса в другой и перепродают различным бизнес-структурам.

На практике получается, что законопослушный приобретатель собственности сам обязан следить за изменениями в законодательстве. В противном случае есть риск оказаться на улице.

Северный дачник — Новости, Каталог, Консультации

Дачники Подмосковья просят Путина защитить их от Минкульта

17 февраля, в центре Москвы прошел митинг дачников Сергиево-Посадского района. Собравшиеся на Тверском бульваре люди требовали от властей защитить их право на частную собственность.

Конфликт, равернушийся вокруг дачников «Радонежских просторов» и еще четырех ДНТ, кипит уже не первый год. Земли, на которых расположен поселок, были приватизированы и распроданы еще 15 лет назад.

За это время там поселились порядка 900 семей. Последние два года все эти люди пытаются защитить свою собственность от периодических нападок Министерства культуры, прокуратуры и местных чиновников. Дело в том, что в преддверии 700-летнего юбилея Сергия Радонежского рядом археологов был поднят вопрос о «достопримечательном» статусе этих мест. Якобы несколько сотен лет назад тут находились памятники архитектуры, связанные с жизнью Радонежского. Интересно, что самих памятников уже давно не существует – в советские годы это были совхозные земли, на которых располагались яблоневые сады. Затем, сады были поделены на паи и розданы колхозникам, которые в свою очередь приватизировали и перевели в статус земель под дачное строительство.

Дачники свободно покупали участки, получали на земли и строения документы о государственной регистрации и никто до прошлого года не предполагал, что кусок земли в 7-ми километрах от Радонежа может быть объектом культурного наследия.

В прошлом году прокуратура и минкульт представили в суд черновик документа Мособлсовета от 1986 года, по которому значится, что 8000 Га земли вокруг Радонежа – охранная зона, а в ней еще 287 археологических объектов — древние дороги, селища, могильники. Кусок района получился не маленький. Тем временем, более 20-ти лет эта земля жила своей жизнью. За это время построилась трасса «Холмогоры», населенные пункты, больницы, пионерские лагеря, совхозы и предприятия. Распоряжение Мособлисполкома так и не было опубликовано, а его оригинал затерялся. Археологических раскопок на этой территории не производилось, а найденные в исторических бумагах памятники не были поставлены на государственный учет. Именно поэтому ни в кадастре, ни в реестре не упоминается, что земля находится в охранной зоне. Тем не менее, более 5000 дачников столкнулись с реальной угрозой потери своих участков.

В минувший четверг, 13 февраля, прошли слушания в Общественной палате РФ по одному из проектов Министерства культуры. Разрешить конфликт дачников и властей хотят за счет статуса «Достопримечательного места», по которому на территории поселка сохраняются уже построенные дачные домики, а собственники, которые еще не успели застроить свои земельные участки, лишаются такой возможности. Дачники восприняли это предложение, как издевательство и вышли на улицы.

Всю прошлую неделю проходили одиночные пикеты у здания Министерства культуры в Москве и Правительства Московской области. А сегодня более ста человек собрались недалеко от здания Министерства культуры РФ и подписали коллективное обращение к президенту с просьбой защитить их от бюрократического произвола: «Мы и наши родственники стали заложниками бюрократической машины современной России. Имея все документы и права на собственность, зарегистрированные государством (у всех дачников есть свидетельство о собственности и кадастровый паспорт) мы в одночасье и без всякой компенсации можем лишиться крыши над головой», — говорится в обращении собственников дач.

В каких случаях вас могут лишить дачного дома и участка?

В России с 1 января 2017 года вступили в силу поправки к закону «О государственной регистрации недвижимости». Документ устанавливает правила государственной регистрации права собственности на земельный участок для ведения различных видов деятельности. АиФ.ru разбирался, при каких условиях могут отобрать участок.

В каких случаях участок могут изъять?

Согласно закону, если с момента постановки участка на кадастровый учёт прошло пять лет и он не был внесен в ЕГРП, то его снимают с кадастрового учёта и передают в муниципальную собственность.

Читайте так же:  3 ндфл штраф

В соответствии с 218 законом, единственным подтверждением права собственности в России является запись в Едином госреестре прав на недвижимое имущество (ЕГРП, а с 2017 года — ЕГРН).

«Речь идёт о п. 15 ст. 41 закона. Этот конкретный пункт гласит, что в случае если в течение пяти лет со дня государственного кадастрового учёта земельного участка не была осуществлена государственная регистрация права собственности, безвозмездного пользования, аренды, доверительного управления и т. д., то орган регистрации прав (Росреестр) снимает такой земельный участок с государственного кадастрового учёта.

После этого орган кадастрового учёта передаёт органам местного самоуправления сведения о таких земельных участках. Они ставятся на учёт уже как бесхозяйственные. Сама подача сведений и признание участка бесхозным происходит в течение определённого срока времени, пару лет проходит. Такой срок не мешает правообладателю оформить на данный участок необходимые документы.

Предположим, кто-то поставил свой участок на кадастровый учёт, провёл межевание, а регистрировать его не стал. Соответственно, такому человеку необходимо подать в МФЦ заявление о государственной регистрации права собственности либо какого-нибудь иного права на данный участок», — объясняет заместитель руководителя Московского союза садоводов Полина Тришина.

С 2018 года состоящим на учёте в ЕГРП нужно будет сделать ещё и межевание: обозначить границы участка графически. Иначе дачники не смогут распоряжаться своим земельным участком: продавать его, дарить, передавать по наследству.

«Если права собственности не зарегистрировали, то в этом случае, чтобы в дальнейшем зарегистрировать права на этот участок, сначала придётся сделать межевание. С 1 января 2018 года, для того чтобы продать или подарить участок, необходимо будет оформить межевание. Что касается наследников, то не каждый наследодатель при жизни в силу разных причин может поставить участок на кадастровый учёт. Поэтому наследники могут сделать это самостоятельно. Сначала провести межевание и затем уже оформить наследство», — говорит Тришина.

Владимирские владельцы «золотой» земли остались без крыши над головой

Шестиквартирный дом на Гоголя , 16 сгорел ночью перед самым Новым годом в 2011 году. Жилец уснул в туалете с зажженной сигаретой: на пожаре погиб и он сам, и большая часть дома. Пять семей оказались на улице.

Семья Морозовых спаслась чудом: разбуженные соседями, выбрались из своей двухкомнатной квартиры через окно. С тех пор три года скитаются по съемным квартирам.

— Моей дочке было 11 лет, когда мы остались после пожара без крыши над головой, — рассказал Владимир Морозов, погорелец. — Сейчас ей 14, и недавно она получила паспорт. бомжа! Дома-то у нас нет.

Две трети сгоревшего дома, построенного еще до революции, принадлежат городу, остальное — частникам.

После пожара обычно городские власти находят погорельцам хоть какое-то жилье. А вот семьям из дома на улице Гоголя ничего не дали. Почему? Ловкий маневр: в мае 2012 года, через полгода после пожара, дом признали. аварийным. А это совсем другая статья — тут сноса и расселения можно ждать годами. В данном случае — до 31 декабря 2015 года. Хотя акт судебной экспертизы говорит, что конструкции квартир практически полностью уничтожены огнем. Заодно из-за того, что дом признали аварийным, а не сгоревшим, Морозовы лишились страховки по утере жилища.

«Сносите то, не знаем, что. »

— На судебном заседании в марте 2013 года по нашему иску к администрации Владимира о представлении жилого помещения взамен сгоревшего в муниципальном доме нам было отказано, — рассказала Ирина Морозова. — Тогда в апреле 2013 мы написали согласие на выкуп земельного участка и нашей квартиры.

Иными словами: согласились с тем, что инвестор выкупит землю и расселит их. Но тут выяснилось: чтобы пришел инвестор, собственники должны снести дом сами. Но 70% дома принадлежит городу! Пока власти не снесут свою часть, остальные жильцы ничего не могут сделать.

— Мы направили в городскую администрацию больше 20 письменных обращений, — сетуют погорельцы. — И результата — ноль! Мы получаем очередные отписки, которые иначе как издевательством не назовешь. А недавно из эфира ВГРТК Владимир мы узнали, что никаких действий по нашему расселению предприниматься до 2016 года не будет!

[3]

Кому достанется «золотая» земля?

К сгоревшему дому на Гоголя прилагается земельный участок в 22 сотки. Он находится в 70 метрах от Золотых Ворот и в 15 метрах от Театральной площади. Стоит ли говорить, какой это лакомый кусочек для инвесторов?

— Цена 1 сотки в этом районе достигает 2 миллионов рублей! — рассказала Ирина Морозова. — Многочисленные инвесторы, которые согласны расселить наш дом № 16 и соседний ветхий дом №14, не могут ничего предпринять, потому что земельные участки домов не выставлены на продажу.

Выставить на торги дом может горадминистрация. Как говорят местные, один московский инвестор предлагал купить этот участок и расселить скитающихся погорельцев, вот только не сумел договориться с властями. Сколько желающих еще будет отфутболено — неизвестно. А погорельцы-миллионеры так и остаются без крыши над головой.

ОФИЦИАЛЬНО

Видео (кликните для воспроизведения).

Как следует из письма заместителя главы города Владимира Гарева, расселение жителей будет производиться в соответствии с Жилищным кодексом как только появится жилье на эти цели в срок до 31 декабря 2015 года. Ответ был дан в мае 2013 года.

Источники


  1. Лебедева, С. Н. Международный коммерческий арбитраж. Комментарий законодательства / Под редакцией А.С. Комарова, С.Н. Лебедева, В.А. Мусина. — М.: Редакция журнала «Третейский суд», 2014. — 416 c.

  2. Левенфельд, Л. Гипнотизм. Руководство к изучению гипноза и внушения (особенно в медицине и юриспруденции) / Л. Левенфельд. — М.: Типография «Саратовского Дневника», 2016. — 438 c.

  3. Англо-русский юридический словарь с транскрипцией / ред. И.В. Миронова. — М.: СПб: Юридический центр Пресс; Издание 2-е, испр. и доп., 2015. — 697 c.
Дачников могут лишить крыши над головой
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here